Как известно, фармакология изучает лекарственные средства (ЛС), применяемые для лечения и профилактики различных заболеваний и патологических состояний, а также является основным звеном изыскания новых эффективных и безопасных ЛС. Будучи медико-биологической наукой, фармакология очень тесно связана с разными областями экспериментальной и практической медицины. По мнению И.П. Павлова, фармакология служит своего рода мостом между теоретическими дисциплинами и клинической медициной.

История фармакологии продолжается столько же, сколько и вся история человечества. В течение многих тысячелетий поиск, изготовление и применение ЛС (обычно растительного, минерального или животного происхождения) проводились эмпирически, и только в начале IX века были предприняты попытки систематизации и стандартизации ЛС того времени. Естественно, что появление высшей медицинской школы потребовало включения преподавания фармакологии в процесс подготовки врача. Подобный процесс наблюдался и в Императорском Московском университете (ИМУ), медицинский факультет которого начал свое существование в 1758 г. (с 1930 г. – Первый Московский медицинский институт, с 1990 г. – Московская медицинская академия, с 2010 г. – Первый Московский государственный медицинский университет).

ФАРМАКОЛОГИЯ В XVIII ВЕКЕ

Первое упоминание о преподавании «врачебного веществословия» (materia medica) встречается в каталоге ИМУ 1764/1765 учебного года: сообщается, что лекции по этому предмету, а также по гигиене будет читать Иоганн Христиан Керштенс, «медицины и философии доктор, химии и минералогии профессор». С 1765/1766 учебного года И.Х. Керштенсу был доверен курс химии с натуральной историей простых аптекарских лекарств, и он стал первым преподавателем фармакологии, фармакогнозии и фармацевтической химии на медицинском факультете. Одновременно И.Х. Керштенс стал работать врачом Университетской больницы. Высокая оценка его деятельности была дана 100 лет спустя С.П. Шевыревым, который указывал, что «...Керштенс в течение 10-летней практики весьма основательно познакомился с болезнями, свойственными нашему народу, применился к местным условиям и обычаям». Эти обстоятельства позволили И.Х. Керштенсу сформулировать «Наставления и правила врачебныя для деревенских жителей, служащия к умножению недостаточнаго народонаселения», представленные в выступлении на торжественном заседании ИМУ 22 апреля 1769 года.

Нельзя не отметить прозорливость куратора ИМУ графа И.И. Шувалова, который руководствуясь государственными интересами и отчетливо понимая всю важность подготовки высокообразованных отечественных преподавателей, счел необходимым направлять талантливых молодых врачей на обучение в Европу. Первыми за рубеж для профессорской подготовки были отправлены Семен Герасимович Зыбелин и Петр Дмитриевич Вениаминов (в Кенигсберг, затем в Лейден и Берлин). Оба в 1765 г. вернулись в ИМУ, где П.Д. Вениаминову была предоставлена кафедра ботаники, а С.Г. Зыбелину – экстраординарная кафедра теоретической медицины. П.Д. Вениаминов преподавал также практическую медицину, химию и «врачебное веществословие», а после отъезда И.Х. Керштенса из России в Лейпциг (1770) занял его место на медицинском факультете ИМУ. К сожалению, деятельность П.Д. Вениаминова продолжалась всего 5 лет: в 1775 г. он умер. «Врачебное веществословие» перешло к С.Г. Зыбелину, который к 1775 г. вел также курсы анатомии и хирургии, физиологии, диететики, патологии и общей терапии. Кроме того, он организовал практический курс «Показание фармацевто-химического приготовления лекарств», который читали специалисты-фармацевты Г. Гильтенбранд (1782–1795), а затем – И. Биндгейм (1795–1804). Последнему С.Г. Зыбелин поручил в 1800 г. чтение курса аптекарской (фармацевтической) химии. В 1804 г., И. Биндгейма сменил адъюнкт Василий Михайлович Котельницкий.

Для преподавания фармакологии С.Г. Зыбелин выбрал учебник Р.А. Фогеля «Historica materiae ad novissima tempoa producta», по праву считавшийся лучшим в Европе, а для изложения рецептуры – учебник И.Д. Гауба (название неизвестно). Нужно подчеркнуть, что С.Г. Зыбелин читал лекции на русском языке. В 1786 г. он был избран членом Российской академии наук. История не сохранила портрета С.Г. Зыбелина, до нас дошло лишь описание его внешнего вида, данное студентом И.Ф. Тимковским в 1793 г.: «...роста ближе к среднему, стар, широкоплеч и сух, лица большого, длинного, белокур». К сожалению, в XVIII веке в ИМУ не издавались периодические научные журналы, однако существовала и поддерживалась традиция подготовки актовых речей. С.Г. Зыбелин многократно был удостоен этой чести, сохранившиеся до наших дней тексты его выступлений свидетельствуют о преобладании материалистического подхода к изучению природы болезни, способов лечения и профилактики. С.Г. Зыбелин прослужил в стенах ИМУ более 35 лет; он умер в 1802 г. и был погребен на Лазаревском кладбище (в настоящее время его не существует). Профессора ММА им. И.М. Сеченова Н.Б. Коростылев и А.В. Недоступ нашли фактическое место захоронения С.Г. Зыбелина.

ФАРМАКОЛОГИЯ В XIX ВЕКЕ

В 1804 г. был принят новый Университетский устав, согласно которому в состав медицинского факультета ИМУ были включены 6 кафедр, одной из которых – кафедре врачебного веществословия, фармации и врачебной словесности – было поручено обучать студентов фармакологии. Руководителем кафедры стал доктор медицины Николай Гаврилович Щеголев – ученик С.Г. Зыбелина. Научные интересы Н.Г. Щеголева были связаны с лекарственными растениями, он преподавал студентам «врачебное веществословие трех царств природы по руководству системы Линнея», а также рецептуру. Проблемы фармацевтической химии оставались в ведении В.М. Котельницкого. Впоследствии Н.Г. Щеголев создал собственный курс врачебного веществословия, принимал участие в описании аптекарского сада, купленного ИМУ в 1806 г. Когда после войны 1812 г. вспыхнули эпидемии инфекционных заболеваний, Н.Г. Щеголев с другими профессорами медицинского факультета составил (под руководством профессора М.Я. Мудрова) специальное наставление, в котором излагались практические советы по изоляции больных, дезинфекции помещений и личных вещей заболевших. Кроме того, Н.Г. Щеголев был автором специальной записки о мерах по устранению последствий войны; в записке предлагалось провести распределение жилищ среди населения «не по богатству и личным преимуществам, а по количеству членов семейства». Неутомимая деятельность Н.Г. Щеголева, его заслуги перед отечеством были по достоинству оценены. За заслуги перед отечеством Н.Г. Щеголев в 1814 году был произведён в надворные советники и утверждён экстраординарным советником.

После кончины Н.Г. Щеголева (1820) кафедру возглавил ординарный профессор, доктор медицины В.М. Котельницкий, который преподавал вплоть до 1835 г. врачебное веществословие, фармацию и прагматическую историю медицины, тогда как преподавание рецептуры поручили доктору медицины И.К. Тихоновичу, который в то время был редактором «Медико-физического журнала». В.М. Котельницкий не оставил оригинальных трудов по вопросам лекарствоведения, но смог в течение 15 лет поддерживать высокий уровень преподавания на кафедре.

Утверждение в 1835 г. «Общего Устава Императорских российских университетов» способствовало увеличению числа кафедр на медицинском факультете ИМУ с 6 до 8. Кафедре врачебного веществословия было поручено преподавание общей терапии, врачебного веществословия с токсикологией и изъяснением действия минеральных вод, а также фармации, рецептуры, диететики и гигиены. Полный курс обучения увеличивался до 5 лет (вместо 4), каждый учебный год делился на 2 полугодия. Произошло разделение преподавания лекарствоведения: на II курсе студенты изучали фармацию и фармакологию, а на III курсе – фармакологию и токсикологию, а также рецептуру и действие минеральных вод. Подобные нововведения потребовали иного кадрового обеспечения учебного процесса на кафедре. Профессор Александр Алексеевич Иовский, возглавивший кафедру после ухода в отставку В.М. Котельницкого (1835), успешно развивал науку о ЛС. Он опубликовал более 40 работ по аналитической химии, фармакологии, общей терапии, фармации, которые в основном были представлены в «Вестнике естественных наук и медицины». Кроме того, А.А. Иовским написаны и изданы учебники и руководства: «Руководство к распознанию ядов и к вернейшему определению первых как в организме, так и вне оного посредством химических средств, названных реактивами» (1834), «Начертания общей фармакологии» (1835), «Памятная книжка для занимающихся фармакологией и рецептурой» (1837), «Начертания фармации» (1838). А.А. Иовский по праву считается одним из основоположников отечественного лекарствоведения. Созданные им руководства, а также работы по технологии лекарственных форм стали классическими для своего времени. Вся жизнь А.А. Иовского – это отстаивание материалистических позиций в науке, борьба с идеализмом Шеллинга, изобличение пороков гомеопатического учения Ганемана. А.А. Иовский был твердо уверен в том, что «...без надлежащих познаний в естественных науках врач делается на каждом шагу игралищем случая».

Уходя в отставку по возрасту, А.А. Иовский в 1845 г. передал кафедру Николаю Богдановичу Анке, воспитаннику Дерптского университета, доктору медицины. Блестящие отзывы о работе Н.Б. Анке в период эпидемии холеры в Риге были главной причиной его приглашения в ИМУ. Деятельность Н.Б. Анке в Москве началась в 1835 г.: он преподавал фармакологию и общую терапию, одновременно работая врачом в Голицынской больнице. Среди научных трудов Н.Б. Анке – работы о холере, сердечно-сосудистых расстройствах, ревматизме, дифтерии; лишь одно исследование (о синильной кислоте и ее производных) посвящено собственно фармакологии. Н.Б. Анке дважды (два срока) был деканом медицинского факультета (1850–1858), добился определенного облегчения сдачи выпускных экзаменов для студентов факультета, а также экзамена на получение звания доктора медицины; избирался членом ряда научных обществ Москвы и Санкт-Петербурга; ушел в отставку в 1863 г. К этому времени в фармакологии произошли значительные перемены: из ряда растений были выделены отдельные алкалоиды, создана первая лаборатория экспериментальной фармакологии в Дерптском университете. Внедрение экспериментального метода позволило фармакологии освободиться от эмпиризма и встать на путь самостоятельного развития. Серьезный вклад в развитие фармакологии внесли труды одного из основоположников отечественной экспериментальной физиологии Алексея Матвеевича Филомафитского. Он первым начал демонстрировать опыты на животных в лекционном курсе, исследовал действие ряда веществ (эфира, хлороформа, бензина) на ЦНС, показав четкую последовательность выпадения функций ЦНС по мере углубления наркоза. Указанную работу А.М. Филомафитский выполнял в соавторстве с профессором-хирургом Федором Ивановичем Иноземцевым, который провел 7 февраля 1847 г. первую в России операцию с использованием эфирного наркоза.

Подобные открытия требовали серьезного фармакологического обоснования, которое было возможным лишь в случае преобразования кафедры фармакологии в серьезный научный центр. Новый Университетский устав (1863–1864) значительно расширил возможности всех кафедр медицинского факультета. Преподавание лекарствоведения закреплялось за 2 кафедрами: на II курсе – за кафедрой фармакогнозии и фармации, а на III курсе – за кафедрой теоретической и экспериментальной фармакологии с рецептурой и учением о минеральных водах. Руководить последней был приглашен в 1864 г. профессор Алексей Андреевич Соколовский, ранее работавший в Казанском университете.

А.А. Соколовский начал использовать демонстрацию экспериментов в лекционном курсе для студентов, создал специальный фармакологический кабинет, вскоре превращенный в экспериментальную лабораторию, организовал специальный курс лекций по фармакологии для дипломированных врачей с демонстрацией экспериментов на животных. Многочисленные научные труды А.А Соколовского подтверждали возможность обобщения разнородных научных фактов и формулирования основополагающих концепций. Иллюстрацией тому могут служить такие его работы, как «Опыт теории фармакологии» (1866), «Неорганическая фармакология, основанная на химико-физиологических началах» (1871), «Руководство общей фармакологии и рецептуры» (1873), «Руководство частной фармакологии» (1875). Однако указанные книги были лишь ступенями, ведущими к главному труду А.А. Соколовского – «Основам общей и частной фармакологии» (1878). Это был первый отечественный учебник, отражающий достигнутый уровень знаний в области фармакологии и успехи экспериментального направления в изучении ЛС.

А.А. Соколовского отличали высокая эрудиция, умение очень быстро оценивать достигнутый в науке прогресс. Эти качества позволили ему оснастить экспериментальную лабораторию новым оборудованием, работа на котором обеспечила значительные успехи в изучении ЛС. Впервые была выявлена зависимость действия ЛС и ядов на ЦНС от биоэлектрической активности последней. Эксперименты проводились не только in vivo, но и на изолированных органах. А.А. Соколовский всегда стремился связать результаты экспериментальных исследований с клиническими данными. К чести А.А. Соколовского, он был сторонником не только физиологического, но и биохимического направления в фармакологии.

В 1876 г. А.А. Соколовский получил звание заслуженного профессора. Он продолжал служить в ИМУ вплоть до 1881 г., после чего ушел в отставку по болезни и вернулся в Казань, где скончался спустя 10 лет. Медицинский факультет учредил в память выдающегося ученого стипендию А.А. Соколовского.

В 1882–1883 гг. экспериментальная лаборатория временно не работала из-за устройства в фармакологическом кабинете гигиенической лаборатории. Кафедрой теоретической и экспериментальной фармакологии, рецептуры, и учения о минеральных водах до 1884 г. формально руководил ученик А.А. Соколовского В.Е. Глики, который весь 1883 г. провел в заграничной командировке, а в августе 1884 г. был выведен за штат.

В 1884 г. заведующим этой кафедрой был избран профессор Виктор Степанович Богословский, окончивший медицинский факультет ИМУ в 1864 г. с отличием и золотой медалью за студенческую научную работу «О строении печени». Исследовательскую работу в лаборатории А.А. Соколовского он сочетал со службой ординатором в Ново-Екатерининской больнице, причем с лечебной деятельностью В.С. Богословский не порывал до самой смерти. Он успешно защитил диссертацию и в 1869 г. был отправлен за границу для подготовки к занятию кафедры общей терапии. Вернувшись в Россию, В.С. Богословский не был избран заведующим этой кафедры, но А.А. Соколовский предложил ему читать лекции по токсикологии и учению о минеральных водах, исполняя при этом должность доцента. Бальнеология стала главным делом всей жизни В.С. Богословского: из 50 опубликованных им работ 19 посвящены минеральным водам. 

Получив кафедру фармакологии, В.С. Богословский всячески способствовал дальнейшему развитию экспериментальной фармакологии, одновременно стремясь придать ей клинический характер. Он обладал блестящими способностями лектора, был прекрасным организатором, но, увы, страдал глаукомой. Несмотря на удачно выполненную операцию, проблемы со зрением в значительной мере препятствовали его собственной экспериментальной работе. Однако, прекрасно разбираясь в людях, В.С. Богословский очень быстро нашел себе грамотных и старательных помощников. Первым из них был ординатор Яузской больницы Станислав Иосифович Чирвинский, только что вернувшийся из научной командировки в Страсбург, где работал в лаборатории профессора Освальда Шмидеберга, изучая функции n. depressor.

Переезд кафедры из здания на Моховой в новый корпус на Девичьем поле позволил организовать Фармакологический институт и оснастить его новым оборудованием. В институте было создано 3 отделения: экспериментально-фармакологическое (С.И. Чирвинский), лабораторно-химическое (лаборант Е.Л. Попов) и лабораторно-клиническое (ассистент А.Н. Устинов). Кроме того, было построено 2-этажное здание вивария (11 комнат). Значительно возросло число работ, выполненных под руководством В.С. Богословского, студенческая молодежь охотно участвовала в исследованиях Фармакологического института, которые отличались разнообразием тематики и высоким методическим уровнем.

В.С. Богословский основал Московское отделение Русского общества охранения народного здравоохранения (1888 г.); организовал на XII Международном съезде врачей (Москва, 1897) специальную бальнеологическую выставку; редактировал журнал «Минеральные воды». В 1901 г. заслуженный профессор В.С. Богословский вышел в отставку и переехал в Пятигорск, где умер в 1904 г.

ФАРМАКОЛОГИЯ В XX ВЕКЕ

В 1902 г. руководителем кафедры фармакологии, рецептуры, токсикологии и учения о минеральных водах ИМУ был избран С.И. Чирвинский, ученик В.С. Богословского. С.И. Чирвинский дважды был в штате кафедры: в 1886–1897 гг. и в 1902–1918 гг. В промежутке между этими датами, т. е. с 1897 до 1902 г., он был экстраординарным профессором кафедры фармакологии, диететики и истории медицины в Тартуском университете, которую создали основоположники экспериментальной фармакологии – Р.Ф. Бухгейм и О. Шмидеберг. Непосредственным предшественником С.И. Чирвинского на кафедре был профессор Рудольф Эдвард Коберт. В период 1900–1902 гг. в Тарту существовал Фармакологический институт, и С.И. Чирвинский издал 3 сборника работ этого института, причем большинство из них были защищены в качестве докторских диссертаций. 

Вернувшись в Москву, С.И. Чирвинский выступает с докладом на Пироговском съезде: «Об отношении блуждающего нерва к вазодилататорному центру», активно занимается материальным оснащением Фармакологического института, проводит исследования. Он был твердо убежден в том, что выводы, полученные в результате экспериментальных исследований, должны стать основой для последующего применения ЛС в клинике. С.И. Чирвинскому принадлежит идея о последовательности экспериментальной оценки новых фармакологических веществ и о том, что только положительные результаты последней могут гарантировать их клиническое применение. Это позволяет утверждать, что С.И. Чирвинский – один из первых исследователей, применявших систему, которая спустя много лет получила название Good Laboratory Practice (GLP).

Учебная работа со студентами медицинского факультета успешно продолжалась: лекции сопровождал яркий демонстрационный курс, аудитория была всегда заполнена слушателями, практические занятия проходили без всяких сбоев. Благоприятная обстановка на кафедре позволила С.И. Чирвинскому начать активное чтение публичных лекций об основах дезинфекции для лиц, готовящихся к работе по уходу за ранеными на русско-японской войне. Революционные события 1905 г. значительно осложнили работу ИМУ, но С.И. Чирвинский продолжает экспериментальные исследования, неизменно обсуждая их проведение и результаты с токсикологами, патологами, неврологами, терапевтами. На кафедре появилась группа молодых ученых: И.В. Головинский, успешно исследовавший эффекты холина, действие ионов кальция и магния на газообмен у собак, а также влияние алкилированных ксантинов на изменение механических свойств покоящейся и работающей мышцы; Д.М. Российский, завершивший цикл работ, посвященных различным методам обезболивания; Н.С. Правдин, выполнявший работу по бальнеологии, и др. 

Очень много сил С.И. Чирвинский отдавал общественной деятельности, работая редактором фармакологических разделов очень многих медицинских изданий. Ежегодно на протяжении всей своей профессорской деятельности он издавал обзор «Новейшие лекарственные средства», с 1918 г. состоял членом Медицинского совета Наркомздрава. В период I мировой войны кафедра занималась экспериментальной работой по изысканию новых дезинфицирующих ЛС, необходимых для борьбы с сыпным и возвратным тифом. В 1916 г. С.И. Чирвинский и Д.М. Российский принимали участие в работе специальной комиссии, создававшей новую русскую Фармакопею. Целью деятельности комиссии было освобождение русской Фармакопеи от большого количества иностранных ЛС и включение в нее эффективных отечественных средств. 

Медицинский факультет поручил С.И. Чирвинскому одновременно руководить двумя кафедрами – фармакологии и фармации. Позже, после тяжелой болезни он фактически вел работу только на кафедре фармации. В 1917 г. руководителем кафедры фармакологии был избран Дмитрий Михайлович Российский, а спустя некоторое время С.И. Чирвинский был отправлен в отставку, вернулся в Польшу, где скончался в 1923 г. Благодаря С.И. Чирвинскому экспериментальная фармакология окончательно утвердилась; он создал школу отечественных фармакологов и был выдающимся ученым-экспериментатором, работы которого еще надолго сохранят свое значение.

Октябрьская революция 1917 г. внесла серьезные изменения в деятельность высшей школы: иными стали правила приема в вузы, была отменена плата за обучение, введены представители студенчества в деканаты и т. д. Начавшаяся в 1918 г. гражданская война привела почти к полному разрушению народного хозяйства, вспышкам эпидемий. В условиях интервенции и экономической блокады страна нуждалась в большом количестве врачей: медицинский факультет в течение 2 лет (1918–1919) выпускает 1336 врачей, и практически все они уходят на фронт. Отсутствие отопления, нормального водоснабжения, продовольственные проблемы, недостаток корма для экспериментальных животных приводят к почти полному прекращению научной деятельности кафедры фармакологии. Новая власть возложила руководство вузами на наркомат просвещения. Под руководством профессора В.Д. Шервинского была создана специальная комиссия, в состав которой вошли видные профессора медицинского факультета. Был пересмотрен план подготовки врачебных кадров – исключены фармация и фармакогнозия (эти дисциплины целиком переходили в учебный план подготовки провизоров), увеличено количество практических занятий, изменены тематические планы, введена производственная практика после III и IV курсов. Переход на новый учебный план потребовал значительных усилий педагогического коллектива кафедры. Тем не менее, Д.М. Российский продолжал экспериментальные исследования по влиянию эфирных масел на разные органы, изучал эффективность и безопасность дезинфицирующих и инсектицидных средств.

В 1922 г. заведующим кафедрой фармакологии был избран профессор Владимир Васильевич Николаев, выпускник и сотрудник Казанского университета. Он очень быстро сумел наладить курс практических занятий, а также факультативный курс экспериментальной фармакологии; был создан студенческий научный кружок, в котором к началу 1927 г. занимались 70 студентов. Основные направления научных исследований определялись насущными проблемами лекарственного обеспечения страны, в частности, это был поиск заменителей дорогостоящих импортных ЛС (кокаин, камфора и т. д.). Под руководством В.В. Николаева были изучены фармакологические свойства адонилена, конвалена и пантопона, что позволило внедрить их в клиническую практику, и разработаны методы определения биологической активности препаратов валерианы и экстракта мужского папоротника. В.В. Николаев совместно с клиницистами изучал противопаразитарные и противомикробные свойства альбихтола, нафталина, а также эффективность дилаудила (синтетический заменитель морфина) и камфоры из отечественного растительного сырья. Сотрудники кафедры изучали влияние на кровообращение минеральных вод, исследовали токсические свойства мышьяка и фтора.

В 1930 г. из 1 Московского Государственного Университета (бывшего ИМУ) был выделен в составе 2 факультетов (лечебного и санитарно-гигиенического) 1 Московский медицинский институт (ММИ). Заведующим кафедрой фармакологии был вновь избран В.В. Николаев. Организационно кафедра относилась к лечебному факультету, поэтому официально называлась кафедрой фармакологии лечебного факультета. Введенное уточнение приобрело актуальность после того, как в состав 1 ММИ был введен на правах факультета Московский фармацевтический институт с собственной кафедрой фармакологии (1958). В.В. Николаев принимал участие в составлении 1-го издания Государственной Фармакопеи СССР (1925) и в выпуске ее 2-го издания (1946); много усилий он затратил на создание перечня требований к оценке эффективности и безопасности ЛС. В конце 30-х годов В.В. Николаев – председатель фармакологической комиссии Фармакопейного комитета Наркомздрава. Он был организатором и руководителем кафедр фармакологии Смоленского медицинского института (1923–1928), III Московского медицинского института (1934–1939), Московского стоматологического института (1937–1939), Московского фармацевтического института (1936–1938).

Положительное влияние на развитие фармакологии оказал переход осенью 1936 г. в 1 ММИ профессора Михаила Петровича Николаева. М.П. Николаев – выпускник Военно-медицинской академии, ученик основателя отечественной научной фармакологии Николая Павловича Кравкова, участник I мировой и гражданской войн, работал в Военно-медицинской академии (ВМА) и I Ленинградском медицинском институте (ЛМИ). В Москве он продолжил научные исследования в области фармакологии кровообращения и эндокринологической фармакологии, начатые в Ленинграде. Он был прекрасным организатором учебного процесса, написал учебник по фармакологии (1943), ряд учебных пособий. В 1941 г. была опубликована монография М.П. Николаева «Экспериментальные основы фармакологии и токсикологии», которая вызывает интерес и в наши дни. Видную роль М.П. Николаев сыграл в объединении фармакологов нашей страны, был организатором Московской секции фармакологии и токсикологии Всесоюзного общества физиологов, биохимиков и фармакологов. По его инициативе в 1937 и 1943 гг. проводились первые Всесоюзные конференции фармакологов. Он сумел организовать в 1938 г. издание журнала «Фармакология и токсикология» (ныне – «Экспериментальная и клиническая фармакология»), главным редактором которого оставался долгие годы.

В начале Великой Отечественной войны практически все сотрудники кафедры в составе 1 ММИ были отправлены в эвакуацию, но М.П. Николаев остался в Москве, работал консультантом Главного военно-медицинского управления Красной Армии. Исследования, выполненные под его руководством в это тяжелое  для страны время, позволили экспериментально обосновать оптимальные сроки хранения ряда ЛС и сформулировать рекомендации к их рациональному применению в военно-полевых условиях. После окончания войны научно-исследовательская деятельность коллектива кафедры возобновилась в полном объеме. В составе кафедры были профессора – В.В. Николаев и М.П. Николаев, 2 доцента, 6 ассистентов, обучение проходили 6-10 аспирантов из разных городов страны. М.П. Николаев обращается к проблемам патологической фармакологии. Активно исследуется действие различных сердечно-сосудистых ЛС при артериальной гипертензии, миокардите, системном атеросклерозе. Были созданы оригинальные экспериментальные модели, использование которых позволяло объективно оценивать эффективность и безопасность изучаемых ЛС. Признанием больших заслуг М.П. Николаева перед отечественной наукой и практическим здравоохранением стало его избрание в 1945 г. членом-корреспондентом АМН СССР. К сожалению, активная деятельность М.П. Николаева в послевоенный период продолжалась недолго – в декабре 1949 г. он умер, а через несколько недель (в феврале 1950 г.) ушел из жизни и В.В. Николаев. 

Около 2,5 лет обязанности руководителя кафедры исполняла доцент М.П. Чистякова, затем в течение нескольких месяцев 1953 г. кафедрой заведовал профессор К.С. Шадурский, а в сентябре 1953 г. заведующим кафедрой был избран профессор Д.М. Российский. Это был его второй приход на кафедру в качестве заведующего (перед этим он в течение 30 лет руководил кафедрой поликлинического дела 1 ММИ). Д.М. Российский был опытным терапевтом, эндокринологом, фармакологом, организатором здравоохранения, историком медицины. Он – автор более 800 научных работ, в том числе ряда монографий по фармакологии. У Д.М. Российского были обширные планы, но они остались неосуществленными из-за его скоропостижной смерти в феврале 1955 г. В 1955 г. на должность заведующего кафедрой был назначен профессор А.М. Преображенский, который возглавлял коллектив около года (в конце 1956 г. он ушел из жизни). 

В начале 1957 г. ректор 1 ММИ им. И. М. Сеченова пригласил на должность заведующего выдающегося ученого, крупного организатора науки, директора НИИ фармакологии и химиотерапии АМН СССР академика АМН СССР Василия Васильевича Закусова. В.В. Закусов – ученик Н.П. Кравкова, питомец ВМА – заведовал кафедрами фармакологии в ряде медицинских вузов, а в 40-50-е годы – в 1 ЛМИ. Начав свою деятельность в качестве заведующего кафедрой  фармакологии 1 ММИ им. И.М. Сеченова, В.В. Закусов очень быстро наладил учебный процесс и научные исследования. Своим первым помощником по кафедре он сделал Дмитрия Александровича Харкевича, которого пригласил из НИИ фармакологии на должность доцента. Д.А. Харкевич был избран заведующим кафедрой в 1964 г. Вместе с сотрудниками он занимался усовершенствованием учебного процесса в рамках Единой методической системы: был введен контроль исходного уровня знаний студентов, создана система «рубежных» занятий, начато чтение совместных с кафедрой факультетской терапии лекций для студентов IV курса, изданы учебные пособия по общей рецептуре и руководство к лабораторным занятиям. 

В 80-е годы был организован первый в медицинских вузах СССР дисплей-класс с контролирующими и обучающими программами. Создан учебник «Фармакология», выдержавший к 2017 г. 12 изданий. Созданы условия для преподавания фармакологии иностранным учащимся на английском языке. Научные исследования, проводившиеся под руководством Д.А. Харкевича, были посвящены фармакологии афферентных систем, изучению принципов действия ганглиоблокирующих и курареподобных средств, исследованию новых оригинальных ЛС, синтезированных в НИИ фармакологии АМН СССР. Ряд работ выполнен с участием анестезиологов, кардиологов, хирургов, представителей других клинических специальностей. Д.А. Харкевичем была сформулирована концепция неоднородности n-холинорецепторов скелетных мышц, высказана гипотеза об особенностях строения m-холинорецепторов разной локализации, впоследствии подтвержденная созданием избирательных m1- и m3-холиноблокаторов, успешно применяющихся в настоящее время при патологии желудочно-кишечного тракта и нижних дыхательных путей. Издана серия монографий по фармакологии ганглионарной передачи и курареподобных средств, в том числе на английском языке. Начаты и продолжаются работы по направленному транспорту ЛС. Под руководством Д. А. Харкевича защищены 6 докторских и более 30 кандидатских диссертаций. В 1984 г. Д.А. Харкевич был избран академиком АМН СССР, в 2013 г. – академиком РАН.

В течение ряда лет Д.А Харкевич – советник Исполкома Международного союза фармакологов, член Президиума РАМН, Президент Российского научного общества фармакологов (до 2007 г.). Более 20 лет Д.А. Харкевич был бессменным главным редактором журнала «Экспериментальная и клиническая фармакология». Он удостоен премии им. Н.П. Кравкова и премии им. В.В. Закусова Президиума РАМН, звания «Заслуженный деятель науки Российской Федерации», является заслуженным профессором ММА им. И.М. Сеченова, Почетным доктором Санкт-Петербургского медицинского университета им. И.П. Павлова, а также членом ряда зарубежных научных обществ.В 1998 г. Д.А. Харкевич перешел на должность профессора кафедры, с 2010 г. он – почетный заведующий кафедрой фармакологии лечебного факультета, а к избранию заведующим кафедрой рекомендовал своего ученика – члена-корреспондента РАМН Владимира Петровича Фисенко. В.П. Фисенко – выпускник лечебного факультета 1 ММИ, был аспирантом кафедры, затем более 4 лет был ассистентом, 12 лет доцентом и 11 лет профессором кафедры фармакологии лечебного факультета. В течение последних лет на возглавляемой им кафедре удалось сохранить нормальную, высокопрофессиональную деятельность педагогического коллектива. Под руководством В.П. Фисенко за этот период подготовлено 9 докторов и 17 кандидатов наук. В 2005 г. В.П. Фисенко избран академиком РАМН, членом Бюро Отделения медико-биологических наук РАМН, с 2013 г. – академик РАН.

К сожалению, сегодня происходит определенная утрата интереса молодежи к медико-биологическим исследованиям (и одна из причин – отсутствие современного оборудования для экспериментальной работы). Тем не менее, кафедра фармакологии лечебного факультета отчетливо осознает свою значимость для процесса подготовки врачебных кадров и ощущает груз ответственности, связанный с длительным удачным существованием в составе лучшей высшей медицинской школы России, прошедшей сложный путь развития: медицинский факультет Императорского Московского Университета ИМУ – 1 ММИ им. И.М. Сеченова – ММА им. И.М. Сеченова – Первый МГМУ имени И.М. Сеченова.