телемедицина.jpg17 декабря 2019 года в рамках онлайн-конференции «Найди Своего Доктора» состоялась пленарная сессия «Цифровизация в медицине: инновационные технологии в помощь врачам и пациентам».

На мероприятии, организованном компанией «Цифровая медицина», обсуждались следующие вопросы:

– Как внедрить экспериментальные правовые режимы в 2021 году?

– Как повлияют «песочницы» на глубину проникновения цифровых технологий в отрасли?

– Станет ли новый закон о телемедицине и его спутники тем преимуществом, которое позволит провести цифровую трансформацию отечественной отрасли здравоохранения?

Со своими докладами на сессии выступили:

– Владислав Федулов, замминистра экономического развития РФ;

– Павел Пугачев, замминистра здравоохранения РФ;

– Екатерина Ворошилова, заместитель главного врача по организационно-методической работе НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина.

– Руслан Ибрагимов, вице-президент по взаимодействию с органами государственной власти и связям с общественностью МТС, руководитель рабочей группы «Нормативное регулирование цифровой среды»;

– Борис Зингерман, руководитель Ассоциации разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине «Национальная база медицинских знаний»;

– Дмитрий Курапеев, заместитель генерального директора по информационным технологиям и проектному управлению в Национальном медицинском исследовательском центре им. В. А. Алмазова;

– Камиль Бахтияров, профессор кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии Сеченовского университета, д.м.н., основатель проекта «Найди своего доктора»;

– Вадим Даминов, руководитель Клиники медицинской реабилитации в национальном медико-хирургическом центре имени Н.И. Пирогова;

– Михаил Генин, основатель проекта «Найди своего доктора», популяризатор медицины, журналист, маркетолог, евангелист «Фонда борьбы с лейкемией»;

– Мария Суханова, ВРИО начальника Управления организации государственного контроля и регистрации медицинских изделий.

В качестве модератора выступил заместитель генерального директора – директор по направлению «Нормативное регулирование» АНО «Цифровая экономика» Дмитрий Тер-Степанов.

Во вступительном слове Камиль Бахтияров описал, как, по его мнению. врач видит цифровизацию медицины. Он видит необходимость в ресурсах, которые помогают доктору принимать правильные врачебные решения. Эти ресурсы обозначают появление новых возможностей консультаций с помощью телемедицины; таким образом пациенты находятся под постоянным присмотром врачей, и проблемы со здоровьем решаются даже тогда, когда доктора рядом нет.

В качестве примера отличной медицинской информационной системы основатель проекта «Найди своего доктора» привёл медицинскую систему «Алгом» – справочную систему для врачей на основе доказательной медицины, которая было разработана в Финляндии 30 лет назад. Эта система была создана для врачей общей практики и принята к использованию в 16 странах.

Большую пользу Камиль Бахтияров видит в разработке собственных информационных систем, аналогичных тем, что уже есть, например в той же Финляндии, где в электронном виде собраны истории болезней всех жителей страны. Это позволяет финским врачам помочь пациенту, в какой точке бы Земли он ни находился.

Основными сложностями на пути цифровизации медицины, по мнению Камиля Бахтиярова, являются защита персональных данных, недостаточность финансовых средства и специалистов для обслуживания серверов.

Однако он видит явные преимущества цифровизации – пациенты смогут получать медобслуживание в любой точке планеты, а доктора, которые не будут вести пациентов по стандарту медобслуживания, не смогут практиковать. Еще одно преимущество цифровизации, на его взгляд, это онлайн-консультации в зуме, ватсапе, вайбере. Предполагается, что такой способ оказания медицинских услуг позволяет предоставить помощь в экстренной ситуации, проводить консилиумы, отдаленные телемедицинские консультации, особенно редких узкопрофильных специалистов, наличие которых не обеспечено во всех районах страны.

Камиль Бахтияров выразил радость по поводу того, что почти всё медицинское образование перешло в онлайн, что, по его мнению, предоставляет большие возможности врачам набирать баллы на медицинских обучающих системах. Это также позволяет специалисту, например, единственному в населенном пункте, не покидать рабочее место на период обучения и сдачи экзаменов.

Камиль Бахтияров также сообщил, что на данный момент около 600 организаций занимаются предоставлением услуг по непрерывному медицинскому образованию, но пока не ясно, какова квалификация специалистов, которые читают те или иные лекции, и насколько контент соответствует современным требованиям. Поэтому он призвал создать базу контроля качества образовательных медицинских программ.

 

Екатерина Ворошилова перечислила некоторые положительные эффекты от цифровизации. В частности, она отметила то, что должны создаваться новые проекты, в центре которых стоит пациент, именно они должны оказывать влияние на такие показатели, как заболеваемость и смертность.

Она сообщила о случаях, когда пациенты приезжают в онкологический центр без направления на консультации, либо лечащие врачи дают им такое направления неохотно и уже тогда, когда болезнь запущена. Между тем необходимо с самого начала заболевания выбрать правильную тактику лечения. Нужна такая информационная система, в которой отображен план лечения, маршрут лечения, карта пациента, чтобы врачи видели, как проводилось лечение, какие ошибки были сделаны. Она считает, что недостаточно просто собирать данные, нужно сделать так, чтобы система помогала контролировать лечение пациента, исправляла ошибки врачей. Важно, чтобы медицинская помощь была оказана пациенту вовремя и в полном объеме.

С 2019 года онкологический центр при поддержке Министерства здравоохранения стал внедрять вертикально интегрированную медицинскую информационную систему «Онкология». Эта система не просто собирает данные о факте предоставления медицинских услуг пациентам с онкологическими заболеваниями, а работает с информацией по каждому больному и сигнализирует об ошибках в тактике лечения пациентов.

Одна из проблем в цифровизации медицины Екатерине Ворошиловой видится в том, что информационная система (ИС) в каждом медицинском учреждении – своя, и такие ИС не умеют разговаривать на одном языке, а должны это делать.

Вадим Даминов считает, что медики и создатели цифровых медицинских продуктов уходят в разные стороны, так как медицинские IT-разработки непригодны для практического здравоохранения. Поэтому в национальном медико-хирургическом центре стали заниматься своими разработками, которые за рубежом используются в большем объеме, чем в России.

Он видит, что основные проблемы цифровизации – организационные. Например, в восьми регионах России в качестве пилотных проектов запущены реабилитационные платформы, созданные центром, но нет инструмента, который бы продвигал эти платформы, так как реабилитационный центр – это не коммерческая компания.

Что касается использования технологии искусственного интеллекта в медицине, то Вадим Даминов считает, что машинное обучение не должно подменять человека, а должно развивать естественный интеллект докторов. Он также обратил внимание участников сессии на то, что защите персональных данных в других странах мира уделяется меньше внимания, чем в России, что дает им больше возможностей для внедрения технологии телереабилитации.

Дмитрий Курапеев указал на то, что развивая внутри государственных медицинских учреждений какие-то сервисы, их необходимо соотносить с теми стандартами и программами, которые описаны в федеральных проектах. Это касается и стандартизации технологий с искусственным интеллектом.

Что касается носимых медицинских устройств, то он признал, что это направление в России слабо развито, так как на эти технологии нет государственного заказа, а также отсутствует и частный рынок телемедицины; при этом, в отличие от России, западный рынок телемедицинских гаджетов довольно большой.

Павел Пугачев заявил, что закон о телемедицине дал много возможностей для того, чтобы создавать сервисы для пациентов. Он упрекнул участников сессии в том, что вся дискуссия вокруг закона упирается в предложения механизмов финансирования для создания этих сервисов. Замминистра здравоохранения напомнил о том, что в России существует огромный блок частной медицины, который функционирует без ОМС и может пользоваться сервисами дистанционных консультаций и мониторинга. Но при этом сразу возникает вопрос — кто будет нести ответственность за постановку диагноза и назначение лечения, если врач не видел пациента? В ответе на этот вопрос Минздрав открыт для диалога.

По мнению Павла Пугачёва, цифровизация должна помогать в принятии решений при недостаточной консультации или компетенции врача. Он считает необходимым оцифровать набор медицинских документов, не только отчетных и регистрационных форм, но и сам процесс оказания медицинской помощи, заявив это одной из приоритетных целей.

Замминистра определил приоритет номер два для медицины – это пациент, который должен получать удобный сервис. Он считает необходимым замотивировать пациента следить за своим здоровьем – для этого тоже нужны сервисы и приложения.

Руслан Ибрагимов считает, что цифровизация повышает уровень медицины за счёт внедрения электронных карт, дистанционного оказания услуг населению. Он рассказал о новом мобильном приложении МТС для снятия и передачи показателей артериального давления и пульса. Эти данные могут быть встроены в систему мониторинга врачебных клиник, и, таким образом, данные о пульсе и давлении будут передаваться врачу. По словам представителя компании МТС, иногда эта система оказывается полезной и своевременной.

Руслан Ибрагимов заявил, что появление законов об экспериментальных цифровых режимах – очень хороший знак. Это новый толчок для того, чтобы попробовать новые методики – дистанционную постановку диагнозов и дистанционные методы лечения.

Нормативное регулирование в области телемедицины, на его взгляд, должно быть сосредоточено на следующих вещах:

— постановка диагноза допустима, если врач имеет доступ к анамнезу и истории болезни;

— для стимулирования телемедицины нужно изменить лицензионные требования (например, врач не обязательно должен присутствовать в больнице, так как сегодня помещение перестает играть такую важную роль, как в традиционной медицине)

— требования к навыкам врачей работать с телемедицинскими инструментами:

— врачи телемедицины должны быть признаны субъектами обработки персональных данных.

Руслан Ибрагимов также отметил, что сегодня не существует методики обезличивания данных, но как только она появится, доступ к данным пациентов технически можно будет сделать легко.

Борис Зингерман рассуждал о законах-спутниках к основному закону о телемедицине. Он начал с обсуждения рынка инновационных решений в области телемедицины, которого, по его мнению, не существует, что плохо влияет на стартапы, которые хотели бы создавать инновационные решения. Он считает, что это характерно не только для России, но и для стран Азиатско-Тихоокеанского региона по следующим причинам: нежелание врачей сотрудничать с компаниями, разрабатывающими технологии телемедицины в связи с высокой загруженностью врачей своими ежедневными проблемами, недружелюбное законодательное регулирование, отсутствие понимания того, как такие технологии будут оплачены.

Он полагает, что рынок телемедицины запуган тем законодательством, которое есть сейчас, в частности, в нашей стране. Ассоциация разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине уповает в этом отношении на «песочницы».

Кроме того, Борис Зингерман удивлен тем, что медицинские системы, использующие ИИ, имеют третий класс опасности, и уверен в том, что нужно реально оценить риски технологий, для чего также могут быть использованы «песочницы».

Говоря о законе-спутнике закона о телемедицине, он предложил при его разработке разрешить использовать обезличенные медицинские данные для систем с искусственным интеллектом.

Мария Суханова говорила о совершенствовании правового регулирования сферы обращения медицинских программных продуктов. Она напомнила участникам сессии, что с конца 2019 года они также принимали участие в этом совершенствовании в составе рабочей группы на площадке Росздравнадзора при поддержке Минздрава России. В результате такой совместной работы появились критерии отнесения программных продуктов к медицинским изделиям.

Следующим шагом совместной деятельности стала классификация медицинских изделий как по классам потенциального риска применения, так и по видам номенклатуры. Одним из самых весомых результатов совместной работы стало введение одноэтапной процедуры государственной регистрации программных продуктов для медицины

В своём выступлении Мария Суханова коснулась и будущих планов Росздравнадзора: будут разработаны принципы клинических испытаний программных продуктов, будут внесены изменения в регистрационные документы.

Она также прокомментировала класс риска продуктов с искусственным интеллектом, заявив, что такие продукты очень сложны для их оценки, а их качество и эффективность для Росздравнадзора является очень важными показателями. В связи с тем, что происходит самообучение алгоритмов, нужен постоянный контроль за тем, чтобы искусственный интеллект правильно принимал решения. Росздравнадзор готов применить другие подходы к классификации, как только от врачей и разработчиков поступят предложения, которые возможно обличить в нормативно-правовую форму.

Владислав Федулов рассказал о порядке запуска экспериментального правового режима для юридических лиц, в частности в области использования телемедицины, закон о котором будет принят в первом квартале 2021 года. Срок, за который можно будет установить правовой режим, — 69 дней. Для этого юридическому лицу нужно будет подготовить паспорт на сам эксперимент. Замминистра предостерег о том, что при внедрении любых экспериментов необходимо сохранять баланс рисков, поэтому, когда будут запускаться экспериментальные режимы, Минздрав будет относиться к ним очень внимательно.

Михаил Генин рассмотрел цифровизацию медицины с точки зрения пациентов, которые во время приёма имеют всего 15 минут на общение с врачом, в течение этого времени они не получают ответов на свои вопросы, а также у них нет возможности получить их и с помощью общения с врачом по интернету.

Михаил Генин заметил, что во время пандемии отсутствует нормальное информирование о ковиде, медицинские рекомендации по лечению коронавирусной инфекции на 2 месяца отстают от общемировых и медленно спускаются сверху в медицинские учреждения. По его мнению, всё это привело к тому, что люди перестали доверять врачам.

В конце работы сессии Екатерина Ворошилова выразила свое возражение по поводу недостаточности времени на общение врачей и пациентов. Она обратила внимание на то, что врачи загружены, налицо нехватка специалистов, поэтому в первую очередь нужно обсуждать нагрузку врачей. Также она призвала осторожно внедрять искусственный интеллект как помощника врача, так как считает, что алгоритм не должен влиять на принятии решения доктором, он может лишь оценивать правильность такого решения.


Ссылка на публикацию: Регнум

про COVID-19