4 июня 2021

Пандемия коронавируса заставила медиков и ученых по-новому оценить ситуацию с инфекционными заболеваваниями в России. В частности, в последние годы в стране отмечается рост заболеваемости менингококковой инфекцией, что указывает на важность реализации мер по ее предотвращению.

О том, какие категории граждан наиболее подвержены менингококковой инфекции, о последствиях ее сочетания с COVID-19, а также в целом о ситуации с коронавирусом в стране рассказал в интервью ТАСС в рамках III Международного конгресса "Health Age. Активное долголетие" заведующий кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, председатель Национальной ассоциации специалистов по контролю инфекций, директор Института общественного здоровья им. Ф.Ф. Эрисмана, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Николай Брико.

Николай Иванович, расскажите, пожалуйста, как сегодня обстоит ситуация с заболеваемостью менингококковой инфекцией в России? Какая динамика наблюдается в последние годы? 

— К сожалению, в последние годы наблюдается негативная динамика заболеваемости менингококковой инфекцией, кроме того, отмечается увеличение числа генерализованных форм. На сегодняшний день не только увеличилось число генерализованных форм инфекции, но и изменилась структура возбудителей.

Стали циркулировать новые серотипы возбудителя, а это всегда неизбежно вызывает подъем заболеваемости. Если посмотреть на последние годы в целом, то, возможно, мы находимся в периоде очередного подъема: для менингококковой инфекции характерны подъемы каждые 30–50 лет, и не хотелось бы, чтобы сейчас заболеваемость выросла. Вот почему иммунизация в качестве мер профилактики очень важна и нужно расширять наши возможности для вакцинации. 

Если говорить о 2019 и 2020 годах, то можно заметить очень любопытный факт: мы посмотрели и сравнили заболеваемость за эти два года, и оказалось, что заболеваемость практически всеми вакциноуправляемыми инфекциями снизилась, в том числе и по менингококковой инфекции.

— С чем это связано? 

— Объяснение мы видим в том, что профилактические и противоэпидемические мероприятия — физическое дистанцирование, маски, изоляция больных и предупреждение распространения инфекции, направленные на профилактику распространения коронавирусной инфекции, — повлияли и на другие инфекции с воздушно-капельным механизмом передачи, включая менингококковую инфекцию. 

Вместе с тем ситуация с данным заболеванием довольно серьезная, и ее может решить только вакцинопрофилактика. Если сравнивать взрослых и детей, то заболеваемость менингококковой инфекцией в 2020 году снизилась, включая число генерализованных форм, среди взрослых  более значительно, чем среди детей. Это инфекция, которая сегодня больше всего убивает детей, поскольку осложнения очень серьезные. Даже если ребенок выздоравливает, то могут наблюдаться "постменингитные явления" на всю жизнь. 

— Какие категории граждан сегодня болеют чаще? Почему?

— Чаще других болеют дети раннего возраста, лица с хроническими заболеваниями, пожилые люди и лица определенных профессий. Например, возьмем категорию вахтовых работников нефтегазовой промышленности: мало того что вредные факторы действуют на дыхательную систему организма, также наблюдается скученность, различные метеорологические факторы и невозможность оказания срочной медицинской помощи, поэтому такие люди должны быть провакцинированы против менингококковой инфекции, гриппа и пневмококка, для них эти инфекции очень опасны.

— Как обстоят на сегодняшний день дела с вакцинацией против менингококка? 

— К сожалению, в соответствии с Национальным календарем профилактических прививок вакцинируется небольшое число людей по эпидемиологическим показаниям: дети и взрослые в эпидемических очагах — те, кто контактировал с заболевшим, а также призывники. Хотя в постановлении, утвержденном Главным государственным врачом Российской Федерации, указан широкий спектр людей, которым рекомендована вакцинация: дети, подростки, взрослые определенных профессий, призывники, лица с хроническими заболеваниями. Пока вакцинируется очень мало людей, охват вакцинации не способен повлиять на уровень заболеваемости.

— Какие меры нужно сегодня предпринимать для улучшения ситуации?


— Общие меры, направленные на повышение относительного уровня устойчивости организма (неспецифическую резистентность), общие прочие эпидемические мероприятия, направленные на прерывание механизма передачи воздушно-капельным путем. Но все это достаточно трудно сделать, поэтому вакцинация — решающая мера, и здесь очень важно расширение категорий людей, которым обязательно показана вакцинация. Вообще, необходимо думать над тем, чтобы перенести вакцинацию против менингококковой инфекции из категории "по эпидемиологическим показаниям" в обязательную часть календаря с финансовой составляющей на федеральном уровне.

— Насколько опасно сочетание менингококковой инфекции с новой коронавирусной инфекцией?

— Пока сложно об этом говорить, на данный момент мы практически не располагаем такими данными. Если ориентироваться на другие инфекционные заболевания, например на сочетание коронавирусной инфекции с пневмококковой или гриппом, то существует уже достаточно много данных, которые свидетельствуют об утяжелении течения основного заболевания. Коморбидность — наличие у одного пациента двух или более заболеваний на фоне инфицирования человека двумя возбудителями вызывает утяжеление заболевания и увеличение летальности. Поэтому очень важна вакцинация не только против COVID-19, но и против других инфекций.

Как вы в целом оцениваете сегодняшнюю эпидемиологическую ситуацию по коронавирусу?

— Ситуация довольно непростая, я бы назвал это устойчивой стабилизацией заболеваемости. Мы видим, что в последнее время нет отчетливого снижения, но, по крайней мере, выраженной тенденции к росту заболеваемости тоже нет. 

— Когда мы сможем вернуться к доковидным временам?

— Очень важно существенно снизить заболеваемость с помощью вакцинации для создания коллективного иммунитета, для этого, по математическим подсчетам, должно быть вакцинировано около 67% населения. Также следует учитывать, что наряду с вакцинацией должно быть соблюдение общих профилактических мер, направленных на прерывание передачи воздушно-капельным путем. 

Насколько опасны новые мутации вируса и стоит ли ждать появления такого штамма, против которого существующие вакцины будут бесполезны?

— Конечно, вирусы, и в частности коронавирусы, подвержены изменению, мутациям. Есть множество причинных факторов, которые вызывают определенную мутацию, и мы видим целый ряд новых вариантов возбудителя — британский, южноафриканский, вьетнамский и другие. Данные, которыми мы сейчас располагаем, говорят о том, что вакцины, по крайней мере отечественные, защищают от новых, измененных вариантов коронавируса. 

Что будет дальше — сложно сказать, поскольку мы еще очень мало знаем об этой инфекции.  Несомненно, будут продолжать появляться новые варианты возбудителя. Как и при гриппе, ситуацию нужно отслеживать и мониторировать, чтобы это учитывалось при разработке и модификации вакцин. Но пока мы с ясностью можем говорить о том, что все отечественные вакцины позволяют защищать от новых вариантов, потому что мутации возбудителя не касаются серьезного изменения генома, а носят лишь поверхностный характер.

— Как вы оцениваете нашу вакцинальную кампанию? К какому сроку мы сможем привить необходимые 67% населения для создания коллективного иммунитета?

— Вакцинальная кампания развивается. Очень важно, чтобы был большой охват вакцинацией, тогда наряду с лицами, которые приобрели постинфекционный иммунитет, вакцинация позволит создать иммунную прослойку, которая будет предотвращать распространение вируса и появление новых случаев заболевания. 67% — это расчетный показатель с учетом коэффициента репродуктивности вируса, который способен заражать определенное количество людей. Каждый день число вакцинированных увеличивается, и хочется верить, что сроки для создания коллективного иммунитета в ближайшее время значительно ускорятся.

Фото: ТАСС

Автор фото: Антон Новодережкин


Ссылка на публикацию: tass.ru

про COVID-19