23 июля 2018
Обыкновенное чудо – дышать

В Сеченовском университете – вуз отмечает 260-летие в 2018 году – есть кафедры, перешагнувшие двухсотлетний рубеж. Кафедре пульмонологии чуть меньше года «Мы новая страница в истории вуза и нам предстоит много работать», – утверждает заведующий кафедрой Сергей Авдеев. О новой кафедре университета, ее задачах и о счастье – дышать, которое пульмонологи помогают обрести своим пациентам, рассказывает врач пульмонолог Сергей Николаевич Авдеев.

Сергей Николаевич Авдеев

Профессор, доктор медицинских наук. Лауреат премий Правительства России 2003 и 2011 года, Национальной премии «Призвание» 2009 года. Главный внештатный пульмонолог Минздрава России, член-корреспондент РАН. С отличием окончил Российский государственный медицинский университет им. Н.И. Пирогова. Прошел стажировку во Франции в госпитале Pitié-Salpêtrière.

Кафедра и клиника

Кафедра пульмонологии и клиника пульмонологии и респираторной медицины созданы в ноябре 2017 года на базе пульмонологического, консультативно-диагностического отделений и отделения функциональной диагностики УКБ № 4. Направления работы кафедры – диагностика и лечение болезней органов дыхания, изучение факторов риска возникновения бронхолегочных заболеваний, редких и генетически детерминированных болезней, создание и внедрение профилактических программ. В тоже время мы будем уделять внимание мониторингу эффективности и безопасности новых лекарственных препаратов, вместе с реаниматологами работать над оказанием помощи пациентам с тяжелыми формами легочной гипертензии и дыхательной недостаточностью. Неинвазивная вентиляция легких, высокочастотные методы эвакуации бронхиального секрета – все это уже сегоднявнедряется в клиническую практику.

Рекомендации и работа с пациентами

Пульмонология многогранна и междисциплинарна, поэтому в своей работе мы руководствуемся согласованными рекомендациями (руководствами). Рекомендации – это важно. Благодаря руководствам мы говорим на одном языке, пользуемся современными данными и терминологией, ставим диагноз, определяем, какие методы лечения являются оправданными, как выбрать тактику лечения пациента с позиций лучших исследований, доказательной медицины. Но мы, ни на минуту не забываем о том, что имеем дело не только с болезнью: мы лечим больного. Руководства – это фундамент, основа, а дальше идет работа с пациентом как с личностью, и здесь необходимы участие, чуткость, терпение и деликатность врача. Принимая решение о тактике терапии, врач должен четко представлять каким будет результат для жизни и здоровья пациента, учитывать его индивидуальность.

Сегодня в пульмонологии уже внедряются препараты таргетной терапии, например, при бронхиальной астме – моноклональные антитела к иммуноглобулину IgE – омализумаб. Разработан целый пул препаратов для больных бронхиальной астмой, все они таргетные, направленные на разные биологические мишени. Это позволяет облегчить жизнь очень тяжелым пациентам, которым общепринятые лекарственные средства уже не приносят пользы. Точно также для ХОБЛ: десять лет назад для всех был один единственный препарат, созданный специально для ХОБЛ, сегодня их уже более десяти.– наша кафедра также вовлечена в клинические исследования по оценке их эффективности

В перспективе – дальнейшее развитие таргетной терапии, создание биопрепаратов, биомолекул. Цель ясна – свести к минимуму побочные эффекты лечения, повысить качество жизни пациентов, противостоять лекарственной устойчивости.

Лекарственная устойчивость и внутрибольничная инфекция

Лекарственная устойчивость – то, с чем мы сталкиваемся постоянно. Пациент поступает по поводу гриппа, состояние настолько тяжелое, что необходима поддержка – механическая вентиляция легких. Пациент в реанимации получает искусственную вентиляцию легких, но на этом фоне у него может возникнуть пневмония. Есть целый комплекс мероприятий, направленных на то, чтобы этого не произошло, но пока мы не можем гарантировать, что даже хорошее реанимационное отделение с хорошими врачами полностью защитит от этой проблемы: микроорганизмы очень быстро приспосабливаются ко всем нововведениям в сфере антибиотиков. У пациентов с ослабленным иммунитетом развивается пневмония. Конечно, прежде всего, в таком случае хочется винить условия, в которых пациент находится в стационаре, но это будет ошибкой. От условий стационара зависит многое, но не все. Невозможно полностью стерилизовать воздух вокруг нас, те предметы, которыми мы пользуемся. Поэтому внутрибольничная пневмония достаточно большая проблема.

Методы диагностики: тесты, томография, генетический анализ

Одно из направлений нашей работы – совершенствование методов диагностики. Нет такой медицинской специальности, где поставить диагноз пациенту, можно не раздумывая – спектр людей и их недугов самый разнообразный. Пульмонология не исключение: легкие скрыты за слоями мышц, кожи, костной ткани, поэтому у нас есть специальные методы диагностики, в частности, функция внешнего дыхания, диффузионный тест, есть возможность оценить перфузию – кровоснабжение легких. Отлично работают методы диагностики, связанные с компьютерной томографией, которые позволяют видеть детально, что происходит в легких человека. Еще одно направление нашей работы – генетика. Есть такие заболевания, где генетический анализ позволяет ставить достоверный диагноз, редкие болезни, где без генетиков мы не можем обойтись. Самый яркий пример наследственного заболевания – муковисцидоз.

Также мы тесно работаем с онкологами и торакальными хирургами: диагностируют рак легкого, потом пациент идет на операцию, химиотерапию, лучевую терапию и возвращается к нам. Нам не обойтись без специалистов по функциональной диагностике, рентгенологов, мы очень тесно связаны с нашими коллегами – терапевтами – кардиологами, гастроэнтерологами, эндокринологами. Многие болезни взаимосвязаны. Поэтому, на мой взгляд, самое лучшее место работы для пульмонолога – многопрофильный стационар, университетская клиническая больница, где есть возможность обмена мнениями, консультаций врачей разных специальностей.

Вершина медицины – трансплантация легких

Мы не имеем настроя против инвазивных методов диагностики и лечения. Разногласий с торакальными хирургами у нас практически не бывает: нужно или не нужно делать биопсию, или какой должна быть, к примеру, тактика лечения бронхоэктазов. Оперативное удаление бронхоэктазов в ряде случаев приводит к полному выздоровлению, но бывает, что больше показана консервативная терапия. Хирурги здесь более радикально настроены, а мы говорим, нет, можно пока подождать, обойтись консервативной терапией. Но есть такие состояния, где без инвазивных методов лечения – хирургии обойтись нельзя. Например, бывают случаи, когда необходима трансплантация легких. В России действует государственная программа трансплантации (пересадки) легких и я имею к ней некоторое отношение. Мой учитель – академик Александр Григорьевич Чучалин, с его именем связано формирование пульмонологии как самостоятельной медицинской отрасли, говорит, что трансплантация – это вершина медицины. С этим сложно не согласится, потому что трансплантация – это самые тяжелые пациенты, для которых все другие методы терапии уже полностью исчерпаны. Единственная надежда – на замену органа, трансплантацию. Задача в том, чтобы корректно оценить пациента с точки зрения возможности трансплантации: показано или нет. Необходимо провести сложнейший комплекс диагностических исследований. Далее пациент готов к трансплантации, ожидает, дождался, сделали операцию, но на этом же, все не заканчивается. Пациента будут поддерживать в послеоперационный период и в дальнейшем.

Сопровождение пациента после операции

Пациент после трансплантации постоянно нуждается в наблюдении. Есть план обследований и программа лечения, причем очень обширные. Область трансплантологии очень сложная, в этой сфере медицины участвует большое количество специалистов. Терапия очень непростая, требующая глубоких знаний и компетенций. И над этим мы тоже будем работать, чтобы помочь избежать срывов и неудач. К сожалению, трансплантология – это таобласть, где пока только приобретается опыт, и нет никакого секрета в том, что в центрах, где много пациентов лучше результат, потому что получен опыт.

Почти все пациенты, которым показана трансплантация легких, практически не могут дышать, страдают тяжелой одышкой, из-за одышки больной не может ходить, обслуживать себя. После операции одышки нет совсем и для пациента – это чудо, другое качество жизни. И для нас это чудо, но чудо, требующее сопровождения, поддержки. Каждый пациент после трансплантации имеет свой перечень обследований и лист препаратов, которые он принимает, чтобы не было других проблем: инфекции, отторжения. Препараты имеют побочные эффекты. Какие – нам известно и мы с этим боремся. Важно, что ни один человек не остается без помощи и поддержки после трансплантации.

Сеченовский университет – платформа для инноваций

Для меня работа в Сеченовском университете - это новая сфера профессиональной деятельности. Я много лет проработал в институте пульмонологии и как педагог получил определенные навыки и опыт в РМА ПО. Здесь – студенческая кафедра, совсем другой круг. Пока у нас студенты 4–5–6 курсов. К нашему удовольствию, среди них есть и будущие терапевты, и пульмонологи, и, конечно, те, кто еще не определился с выбором медицинской профессии.

Меня и моих коллег радует интерес студентов, и мы учим их не только тому предмету, который преподаем – это была бы слишком простая задача. Самое главное донести до студента то, что каждый врач должен знать основы терапии. Терапия – большое и важное направление в медицине складывается из многих «кирпичиков», и пульмонология – один из них. На мой взгляд, пульмонология – одна из самых интересных специальностей в терапии. У нас огромный спектр разных проблем и заболеваний, вопросов, над решением которых мы работаем.

Наши пациенты – самого разного возраста, молодые люди с пневмонией, пневмотораксом, другими заболеваниями.

Другая категория – старше 40 лет. Наиболее частые заболевания: ХОБЛ, идиопатический легочный фиброз, бронхоэктазы, и другие болезни легких, порой в стадии критических ситуаций, когда от врача требуются безупречные знания пульмонологии и терапии в целом, поэтому мы приглашаем коллег на клинические разборы.

Клинические разборы на базе УКБ № 4

Мы внедряем инициативу – регулярные клинические разборы в пульмонологии – это будет интересно не только для студентов, но и для многих коллег, которые работают в смежных дисциплинах: торакальных хирургов, реаниматологов, кардиологов, эндокринологов и др. Без этого кафедра, которая занимается обучением, не может существовать. Мы будем проводить клинические разборы на базе УКБ № 4.

Наша кафедра – часть клиники, отделения пульмонологии и мы, вместе с Сеченовским университетом, будем работать над инновационными проектами. Ближайшее направление для приложения усилий – проблемы дыхательной недостаточности. Традиционно я занимался этим, сотрудники кафедры работали в референтом центре по ведению пациентов с легочной гипертензией. Мы готовы создать такой центр здесь, в Сеченовском университете. Ресурсы и возможности есть. И есть мечта – воспитать учеников, чтобы они превзошли нас, достигли новых высот и были не просто прекрасными специалистами в пульмонологии, но и добрыми, терпеливыми, неравнодушными людьми. Доброта и терпение, любовь к людям – это профессионально значимые качества врача-пульмонолога, который работает над тем, чтобы пациентам было доступно обыкновенное чудо – дышать.

Записала Наталья Литвинова

про COVID-19