Eng
ПутиArray
(
    [0] => pressroom
    [1] => news
    [2] => kak-u-sechenovskogo-universiteta-poyavilsya-svoy-gimn
)
Как у Сеченовского университета появился свой гимн

Каждый год приносит что-то новое и уникальное в историю Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. Многое меняется, но выпускники и студенты неизменно поют «Уходят вдаль московских улиц ленты…», когда речь заходит о гимне их alma mater. Припев знают все, но, к сожалению, автора этих строк могут назвать единицы. Вилен Иосифович Кандрор с улыбкой вспоминает процесс создания гимна и охотно делится им с нами, позволяя окунуться в студенческую жизнь 50-х годов.

— Как возникла идея создания гимна?

— Это была идея... не гимна. Тогда шёл 1951 год, я учился на 3 или 4 курсе. Дело в том, что тогда у нас была очень бурная литературно-эстрадная жизнь. Те года — это время создания КВН, а до него на нашем курсе устраивались эстрадные представления, к одному из которых требовалась заключительная песня. «Входная» песенка была, номера были, всё было — а финальной ещё не было. И в качестве точки нашего выступления мы как раз и написали тогдашнюю финалочку и нынешний гимн с моим другом Сашей Шабадом. Мы с ним писали песню естественно на лекции. Саша что-то своё карябал, я своё. Потом мы представили наше творение на суд организатору капустников, и он сказал: «Знаете что, пусть слова первого будут куплетом, а второго — припевом». Так, Сашка написал: «Вспомни, друг, как в ночь перед экзаменом...», а я: «Уходят в даль московских улиц ленты...», потом мы с ним сочинили последний куплет. Кстати, все почему-то поют совершенно неправильно, изначально было так: «Скоро жизнь откроет двери им», а поют «нам», это неверно. Текст написали, но песенка получилась какая-то коротенькая, нужно было написать промежуточный куплет, что я и сделал. И когда она стала исполняться, мы не думали, что это будет гимн. Музыку придумала наша же сокурсница Неля Осипова, и даже, на самом деле, не придумала. В то время была модной песня «Море в Гаграх, о пальмы в Гаграх», и Неля, которая хорошо играла на фортепьяно, немного ее обработала и предоставила мелодию к нашим стихам. Вот и вся история создания. 

— Почему вы решили поступать в Первый мед?

— Что может хотеть восемнадцатилетний пацан, что он знает вообще? Дело в том, что мой отец, хоть он был и не медик, а биолог, занимался акклиматизацией человека, что было довольно близко к медицине. Как раз в то время, когда нужно было принимать решение, я написал шуточные строки: «Осознав в 10-м классе, что ждать медаль — напрасный труд, на поступленье был согласен в какой угодно институт, за исключеньем тех, однако, где торжествует Интеграл — он в математике собаку принципиально в рот не брал». Всем, вероятно, знакома такая философия — никаких гуманитарных вузов, потому что это точно не кусок хлеба, а специальность иметь надо, против технических я сам бунтовал. Поэтому, если не физика и математика, если не гуманитарное направление, то что остаётся? Естественно-научное.

— Какая кафедра стала любимой?

— Кафедра биохимии, я почти сразу записался в кружок. Там были достаточно тяжёлые экспериментальные работы, некоторые из них приходилось делать даже ночью. Всё это я и мои товарищи находили очень увлекательным, так что в биохимическом корпусе мы почти жили.

— В итоге вы не разочаровались в своем выборе?

— Я никогда не работал врачом, но со студенческих лет любил биохимию. Правда при кафедре меня не оставили и я поступил в институт Эрисмана, всю жизнь проработал в лаборатории. Так что, не смотря на то, что в дипломе у меня «лечебное дело», я сразу стал экспериментатором и никогда не работал с пациентами.

— Являетесь ли вы автором учебников и научных работ?

— Компилятивные вещи я писал. Во всех изданиях Эндокринологического научного центра (ЭНЦ) есть мои главы, но это несерьёзно. У меня есть 4 монографии, что более существенно. Я всю жизнь занимался тиреотоксикозом и в частности миокардом при тиреотоксикозе, у меня есть солидная монография, которая была моей докторской диссертацией — «Тиреотоксическое сердце». Учебные пособия также писал, однако очень много времени уделял переводам. Смею утверждать, что большая часть литературы по эндокринологии, переведённая на русский язык — это моё. Сейчас стараюсь следить за современными публикациями в научной и образовательной сфере, но, конечно, уже меньше, чем раньше и только по своей очень узкой специальности. В данный момент ЭНЦ издаёт электронный учебник по эндокринологии, и я ответственен за часть об её основах.

— Что бы вы хотели пожелать вузу и студентам в юбилейный год?

— Хочу обратиться именно к студентам. Ребята, живите весело — мой вам совет. Со временем убеждаешься, что жизнь очень стремительно проходит. Могу признаться, что первое ощущение того, как это скоро, пришло ко мне довольно рано — лет в сорок. Я вдруг подумал: «Почему меня не предупредили, что это всё так быстро? Вот-вот это было — гуляли, веселились, песни пели и вдруг уже ничего такого нет…». Поэтому, ребята, пока молоды, помните, как это поётся в настоящем гимне студентов – Gaudeamus igitur!

В.И. Кандрор — член учёного совета Эндокринологического научного центра, ранее главный научный сотрудник ФГБУ НМИЦ эндокринологии Минздрава. Окончил 1-й Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова в 1955 году.

Беседовала Мария Терехова, студентка 2 курса лечебного факультета