15 июля 2021

7p_2k_komarov_d_850.jpgПожалуй, самое страшное для онкопациента, когда ему говорят: "Ваша опухоль неоперабельна. Кардинально помочь нельзя". Помните, как у Солженицына в его изумительном романе "Раковый корпус" герой выписывается из клиники довольный, радуясь, что ему операция не показана. А в руках у него выписка из истории болезни, где черным по белому: "опухоль в некурабельной стадии". Герой пока не ведает, что его выписали… умирать.

Лестно, что директор клиники факультетской хирургии Сеченовского медуниверситета профессор Роман Николаевич Комаров не только читал, но и помнит это произведение Солженицына. А разговор начался с этого экскурса в литературу потому, что Роман решил наконец рассказать, что пациент, которому он некоторое время назад удалил "неоперабельную" опухоль поджелудочной железы, жив, нормально себя чувствует, вернулся к активному образу жизни, к любимым мотогонкам.

А теперь подробности. Итак, пятидесятилетний житель Краснодара заболел раком поджелудочной железы год назад. Сама по себе опухоль поджелудочной чрезвычайно опасна. В данном случае дело осложнялось тем, что она умудрилась прорасти в сосуды ближайших органов. Пациента лечили весьма активно. За полтора года он перенес 23 (!) курса химиотерапии. При этом опухоль не только не уменьшилась в размерах, но, напротив, продолжала расти. Захватила территорию шести рядом расположенных органов: ворота печени, желудок, поперечную и восходящую кишки, двенадцатиперстную кишку, магистральные сосуды.

- Фактически опухоль заполонила верхний этаж брюшной полости. Пациент таял от рака, - говорит Роман. - Его жена обратилась к нам. Сказала: "Дайте мужу шанс. И он сможет им воспользоваться!"

- Что вы ответили жене?

- Будем готовить к операции.

- Жена вам поверила?

- Не совсем. По той простой причине, что до нас она была во многих центрах онкохирургии.


За полтора года пациент перенес 23 (!) курса химиотерапии


- Ее недоверие вас не смутило?

- Напротив. Подстегнуло.

Для справки. Не только в Центре имени Петровского, но и далеко за его пределами выпускник Нижегородского мединститута профессор Роман Комаров известен, можно сказать, пристрастием к необычным операциям. Операциям, которые мало кто или вовсе никто не проводит.

Операция краснодарского пациента длилась 12 часов. Комарову ассистировал доцент Сергей Осминин. Хирурги вместе с головкой поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишкой удалили часть желудка, желчный пузырь, часть тонкой и толстой кишки. А портальную вену и магистральную артерию заменили протезами.

- Какими протезами?

- Синтетическими. Кровоток в печени и кишечнике был полностью восстановлен.

- А сам пациент? Через какое время он пришел в себя?

- Не поверите! Но на следующее после операции утро он был переведен в обычную палату . А через неделю уехал домой в Краснодар.

- Связь с этим пациентом поддерживаете?

- Конечно! Он сейчас проходит дополнительный курс химиотерапии. Возможно, будет не один такой курс.

- А качество жизни пациента, на ваш взгляд, удовлетворительное?

- Вполне. А рассказать вам об этой операции решил потому, что, к сожалению, немало случаев, когда ставится вот этот страшный диагноз: "неоперабелен". И в поисках спасения начинаются хождения по мукам.

- А спасение действительно есть?

- Современные возможности хирургии позволяют оперировать практически любые "неоперабельные" опухоли. Да, таких центров немного. Но они есть! И об этом нужно не только рассказывать, но и знать их адреса и направлять в них пациентов. Нельзя отнимать шанс на спасение.



Ссылка на публикацию: rg.ru

про COVID-19