Университет наук о жизни

Пандемия изменила привычный уклад жизни миллионов людей. Но точно так же она внесла неожиданные коррективы в работу лечебных учреждений, подготовку медицинских кадров. Не растерять накопленный опыт, использовать его в дальнейшем – непростая задача. Тем более, что шаг за шагом происходит цифровая трансформация высшего образования. В качестве яркого примера можно привести Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова. Главная задача, которая поставлена в его стенах относительно недавно, – превратить вуз в университет наук о жизни. В эту концепцию входит создание цифровых двойников, биодизайна, института персонализированной медицины и многое другое. Обо всём этом с ректором Сеченовского университета академиком РАН Петром ГЛЫБОЧКО побеседовал обозреватель «Медицинской газеты» Алексей ПАПЫРИН.
 
– Пётр Витальевич, не приведёт ли дистанционное образование, к которому вынуждены были перейти вузы из-за ограничительных мер, к снижению уровня медицинского образования?
 
– На этот вопрос можно с уверенностью ответить: нет. Я не буду говорить за всю страну, но в Первом МГМУ им. И.М.Сеченова переход на онлайн-обучение совпал с процессами цифровой трансформации вуза. Мы уже не раз говорили, что цифровой университет – новая реальность образования. Его модель университет реализует с конца 2019 г. Она включает в себя систему управления на основе данных, применение информационных технологий, индивидуальные образовательные траектории, компетенции цифровой экономики. Благодаря формированию цифровой экосистемы все учебно-методические материалы, включая контрольные средства для самопроверки, размещены на Едином образовательном портале университета и доступны для изучения. Именно здесь представлены лекции и образовательные курсы. При этом доступ студентов, в том числе и иностранных обучающихся, к знаниям реализован в полном объёме. Семинарские занятия и консультации проводятся с использованием Единого образовательного портала, электронных площадок Zoom, MS Teams, Webinar и других ресурсов. Наблюдается очень высокая востребованность цифровой библиотеки вуза, которая содержит около 10 тыс. электронных изданий, обеспечивая удалённый доступ по различным специальностям. Активно работает межвузовская площадка электронного медицинского образования университета, которая также подходит для формирования индивидуального плана обучения, технологических решений и образовательного контента. Запущена национальная платформа электронного медицинского образования, активно размещаются образовательные курсы на международных онлайн-ресурсах.
 
– Всё перечисленное, наверное, потребовало выполнения огромного объёма работы и значительных финансовых вложений…
 
– Для примера давайте возьмём создание лекций в аудиоформате. Казалось бы, их можно записать достаточно быстро. Но преподаватели должны были их подготовить, проявить креативность, подумать, чтобы они легко воспринимались при трансляции в интернете. Студентам, безусловно, удобнее прослушать лекции дома, а не приезжать в вуз. К тому же при подготовке к экзамену или зачёту можно быстро найти те из них, которые необходимо повторить, включить компьютер и вновь прослушать лекции. Но восприятие предмета в зале университета и дома – две разные вещи. Мы решили посмотреть, насколько лекции востребованы студентами. Если какая-то из них мало просматривается пользователями, то аттестационная комиссия это учитывает, делает выводы. Чтобы она «зазвучала», в неё требуется вложить душу. Сегодня мы уверены, что лекции подготовлены, проверены и помогают будущим докторам осваивать специальность. Проведение дистанционных мастер-классов и практических занятий было невозможно, если бы не заработали три современных студии. Понятно, что перед университетом никто не ставил подобных задач, но мы понимали, что за этим будущее. Поэтому выделили деньги, проработали технические вопросы. – Преподаватели должны вместе со студентами разбирать трудные диагнозы, сложные случаи, обсуждать вместе выбранную тактику лечения, корректировать терапию.

- Вы согласны, что врач не может действовать всегда по одному протоколу?


– О значимости клинических рекомендаций, являющихся мейнстримом при принятии решений, написано и сказано уже очень много. С другой стороны, очевидно, что каждый пациент – индивидуальность, организм его имеет десятки особенностей. Надо знать общие подходы, но и включать клиническое мышление, понимать, как могут подействовать выбранная методика, лекарство на конкретного больного. Приведу пример из собственной клинической практики. Мы – студенты тогда Саратовского медицинского университета вместе с профессором разбирали историю болезни женщины, у которой образовались коралловидные камни в почках. Ей выполнили операцию по их удалению, но прошло полгода и у неё вновь образовались камни. Источается паренхима, через какое-то время встаёт вопрос о трансплантации почки. И прогноз нашего наставника полностью оправдался. Разбор таких клинических случаев должен оставаться в памяти у врача.
 
Врачебные консилиумы проводились в изменённых условиях. Обучающиеся были переведены на дистанционное обучение с 16 марта по 1 июля 2020 г. В новом семестре с ноября младшие курсы учатся дистанционно, старшие вышли на практическую подготовку.
 
Конечно, нельзя сказать, что нет никаких шероховатостей, недоработок в дистанционных программах, техническом оснащении. Но они иного уровня. Сегодня преподаватели, руководство вуза может зайти в специальное приложение и пообщаться персонально с каждым из студентов. И это позволяет организовывать, например, дистанционные консилиумы, помогающие развивать клиническое мышление, найти адекватный алгоритм лечения.

– Как известно, студенты университета участвовали в борьбе с COVID-19. На ваш взгляд, внесли ли они серьёзный вклад в противостояние опасной инфекции?


– Весной 2020 г. в лечебные учреждения Москвы направлено свыше 2 тыс. ординаторов и аспирантов. До недавнего времени около 600 ординаторов и аспирантов работали непосредственно на врачебных должностях (врач-стажёр, врач-терапевт участковый), более тысячи проходили практическую подготовку на клинических базах университета, принимая непосредственное участие в лечебных и профилактических мероприятиях в перепрофилированных больницах и амбулаторных центрах. В марте 2020 г. в соответствии с приказом Минздрава и Минобрнауки России на практическую подготовку направлены около 5,5 тыс. студентов старших курсов, обучающихся по врачебным специальностям (лечебное дело, педиатрия, стоматология, медико-профилактическое дело), бакалавры сестринского дела. По данным на 28 декабря 2020 г., в лечебных учреждениях Москвы работали 7803 обучающихся, в том числе из них трудоустроены 1375, большинство – в «красной зоне». Хочу подчеркнуть, что трудоустройство в перепрофилированные клиники осуществлялось исключительно на условиях добровольности. Мне кажется, эти сухие статистические данные говорят сами за себя.
 
– Но, наверное, когда университет переходил на практическую подготовку в перепрофилированных стационарах, не все высказывали одобрение такого решения?
 
– Думаю, что определённое недовольство и опасения были в первые месяцы пандемии. Если говорить в целом по медицинским вузам России, то более 10 тыс. студентов – медицинских работников трудились в качестве волонтёров. На практическую подготовку в ковидные госпитали были направлены более 36 тыс. студентов старших курсов.
 
Большинство из них самостоятельно приняли решение работать в «красной зоне».
 
Возвращаясь к Сеченовскому университету, на заседании Координационного совета по противодействию распространения COVID-19 мэр Москвы Сергей Собянин заявил о направлении на практику (в рамках борьбы с коронавирусом) студентов 4-6 курсов медицинских вузов. И с 1 мая 2020 г. студенты старших курсов направлялись в медицинские организации соответствующих субъектов РФ для прохождения практической подготовки. Работа в условиях пандемии диктовала новые требования. Поэтому всем обучающимся предоставлялась возможность выбора нескольких вариантов работы. Те, кто пожелал работать в «красной зоне», прошли обучение по программе «Диагностика и профилактика новой коронавирусной инфекции». Студенты дали информированное согласие на работу, с ними был заключён трудовой договор. То есть это являлось полноценным трудоустройством в больницы. В Москве их зарплата превышала 100 тыс. руб., их обеспечивали бесплатным питанием.
 
Мы гордимся ребятами, которые выбрали для себя самые трудные участки работы. Не решили отсидеться, а пошли трудиться на передовую борьбы с пандемией. Они показали себя настоящими врачами, которые не дрогнули перед трудностями. Уверен, они станут настоящими профессионалами.
 
– Под знаком пандемии прошёл 2020 г. Продолжались ли перспективные научные исследования в вузе в этот сложный период?
 
– Если вы обратитесь к международной базе данных Scopus, то увидите, что учёными университета (включая сотрудников зарубежных вузов) опубликовано более 270 статей, посвящённых тематике COVID. Конечно, формат нашей встречи не позволяет подробно рассказать обо всех таких публикациях. Одна из крайне интересных работ размещена в ведущем международном журнале Clinical Infectious Disease. В этой статье представлена выборка из более чем 3 тыс. пациентов из России. Все они проходили лечение в «ковидном» госпитале университета. На основании общепризнанной исследовательской методологии представлена эффективность терапевтических подходов, при которых смертность среди госпитализированных пациентов составила не более 5,6%. Также хочу отметить, что в Клиническом центре университета в настоящее время проводятся более десятка исследований, посвящённых тематике новой коронавирусной инфекции.
 
Наука не стоит на месте и не ограничивается только исследованиями, посвящёнными профилактике и лечению COVID-19. В рамках развития «Мобильного здравоохранения» вуз работает над созданием и развитием прикладной цифровой платформы дистанционного наблюдения за состоянием здоровья. Проводятся научные исследования в урологии по нескольким нозологическим направлениям. Это дистанционный мониторинг пациентов с мочекаменной болезнью («мочевой анализатор» для самостоятельной оценки общего анализа мочи), еще пример - нарушение мочеиспускания при различных заболеваниях (портативный домашний урофлоуметр). Инициирована разработка, направленная на создание мобильного экспресс-теста, способного самостоятельно распознать показатели сенсорных зон тест-полосок при выполнении общего анализа мочи в домашних условиях. Данные технологии позволяют вести постоянный контроль состояния пациента и тем самым способствуют повышению эффективности терапии, которую в случае необходимости можно оперативно корректировать. Другая интересная программа «Интернет медицинских вещей» позволяет при применении информационных систем максимально приблизить диагностику, терапевтические назначения и реабилитационные программы к месту нахождения пациента, а полученные данные сохранять, передавать на неограниченные расстояния и подвергать математической обработке. Мы начали работу по пилотному проекту создания роботизированного комплекса для ультразвуковой диагностики в урологии «РобоСкан». Проект реализуется на основе нового подхода к проведению УЗИ, основанного на разделении процессов сбора данных и анализа результатов обследований аналогично тому, как это делается при лучевых методах диагностики. Вся рутинная работа по сбору данных ведётся роботом под управлением медицинского персонала среднего звена (а отдельные этапы выполняются даже автономно по заданному алгоритму). Результаты обследований поступают на компьютер врача-эксперта по беспроводным каналам связи.

Распоряжением Правительства РФ утверждён список получателей грантов среди научных центров мирового уровня. В числе них – Сеченовский университет с проектом «Цифровой биодизайн и персонализированное здравоохранение».
 
– Не так давно завершён Проект 5-100. Будет ли университет и дальше считать приоритетными не только образовательную, но и научную составляющую?
 
– Безусловно, да. Мы все наблюдали трансформацию, как вузы из образовательных учреждений становились, в том числе и научными. И это коснулось всей высшей школы. Сегодня через науку студенты получают хорошее образование, а университеты внедряют новые, современные технологии в клиническую практику. Но проведение современных исследований, безусловно, требует использования дорогостоящего оборудования. Кроме того, оно должно обновляться каждые 2-3 года. На такое техническое перевооружение нужны серьёзные финансовые вложения. И мы надеемся, что проекты, направленные на повышение конкурентоспособности российских вузов, продолжатся. 


Ссылка на публикацию: mgzt.ru

про COVID-19