Eng
Ученые Сеченовского университета тестируют «легкий» метод диагностики рака

Простой анализ мочи может дополнить или вовсе заменить инвазивную диагностику рака мочевого пузыря – ученые Сеченовского университета рассказали о новом методе на онкоурологической конференции в Барселоне. Удалось ли нам обогнать западных конкурентов, чем хороша теломераза и почему бессмертие раковых клеток все-таки благо – разбираемся с заведующим кафедры биохимии университета профессором Александром Глуховым

– Александр Иванович, в чем «соль» нового метода?

– Мы имеем готовую тест-систему, которая с вероятностью более 90 процентов обнаруживает онкопроцесс в мочевом пузыре. Сейчас при подозрении на опухоль используют цистоскопию – эндоскопическим инструментом толщиной с карандаш проходят по мочевому каналу, чтобы осмотреть мочевой пузырь изнутри. Дополнительно используют биопсию – из подозрительной зоны отщипывают кусочек ткани для анализа. Обе процедуры малоприятные. Кроме того, любая инвазия имеет риск осложнений. А тут человеку достаточно сдать анализ мочи. Что называется, почувствуйте разницу.

– Но что именно обеспечивает эту разницу? 

– Объект нашего исследования – теломераза, этот фермент активируется, как минимум, при развитии 85 процентов различных онкопатологий. Вопреки естественному старению опухолевая клетка получает способность к делению и становится иммортальной, по сути, бессмертной. Активация теломеразы почти всегда сопутствует раковому процессу, поэтому опухоль «видно» уже на стадии зарождения. В западных клиниках провели метаанализ среди известных маркеров рака мочевого пузыря, теломераза показала самую высокую чувствительность при выявлении онкопатологии. Опухоль начинает завоевывать организм.

 – Получается, на Западе тоже умеют определять теломеразу?

– Умение просто измерять активность теломеразы – еще не тест-система. Вместе с едой и лекарствами в наш организм попадают различные химические соединения, которые могут мешать анализу, вызывая снижение активности теломеразы. Такие вещества называют ингибиторами. Они приводят к большому числу ложноотрицательных результатов. Необходимо пройти через исследование большого количества клинических образцов и преодолеть все погрешности, которые неизбежно возникают.  

– Каким образом вы действуете?

– Берем ткань опухоли у больных, у которых морфологический анализ показал рак, параллельно работаем с клеточным осадком мочи. Те образцы, которые согласно нашему анализу были ложно негативными, то есть морфолог нашел злокачественные клетки, а мы активную теломеразу не обнаружили, начинаем искать причину. Когда находим решение, учитываем это в тест-системе – повышаем чувствительность метода и одновременно решаем проблему отрицательного воздействия ингибиторов.

– Сколько образцов уже обработали?

– Подошли к сотне. Это уже кое-что, если учитывать, что мы многократно исследуем каждый образец, а не просто ставим одну аналитическую реакцию по категории «да» или «нет». Планку хотим поднять – до четырехсот.

– Вы сказали, что добились эффективности более 90 процентов…

– Точнее 96-98 процентов, это сравнимо с цистоскопией. Мы анализировали и контрольные группы пациентов с другими болезнями, в основном, с циститом – воспалением мочевого пузыря. Никогда в этих случаях мы не находили активную теломеразу. Метод сейчас на регистрации в Роспатенте.

– А каких успехов добились западные коллеги?

– Они сделали упор на массовый скриннинговый анализ. Накопили большое количество образцов, но их данные, к сожалению, сильно разнятся между собой, что вызывает некоторое недоумение. Мы действуем скрупулезно: по каждому образцу мы проводим мини-исследование. Когда разобрались – делаем следующий шаг.

 – Хорошо, только почему наличие теломеразы в моче означает именно опухоль мочевого пузыря?

– Моча копится и движется внутри мочеполовой системы, не контактируя с другими органами. Рак почки в 95 процентах случаев возникает в паренихме и не прорастает в мочевые пути. Другие опухоли тоже маловероятны. Дополненная снимком компьютерной томографии клиническая картина после анализа на теломеразу становится полностью ясной.

– Но ведь самый массовый у мужчин рак простаты, а простата часть мочеполовой системы…

– Анатомически простата не имеет непосредственного контакта с мочой. Нужно специально массажем через прямую кишку активировать простату, чтобы ее секрет попал в мочу. Таким образом мы поступаем, когда хотим через анализ теломеразы диагностировать рак простаты. 

– То есть и рак простаты через мочу можно определить?

– Пока провели 12 исследований, все они успешны. Но сами понимаете, этого мало для объективных выводов. 

– Впрочем, есть старый добрый анализ крови на ПСА… 

– Дело в том, что ПСА не всегда точен… Простатический специфический антиген может повышаться и в случае доброкачественной опухоли, то есть аденомы, и при различных воспалительных процессах. Приходится делать биопсию, которая также не обладает стопроцентной точностью. Другой пример – после применения методов ультразвукового воздействия для лечения рака,  ткань в зоне опухоли утрачивает морфологическую структуру. А вот отдельные клетки сохраняются. И если в них обнаружили активную теломеразу – операция прошла неудачно.

– Сущий дьявол эта теломераза: сохраняет жизнь раковой клетки и разрушение структуры ткани ей нипочем...

– Дьявол здесь все-таки опухолевая клетка, которая использует теломеразу в своих целях. А теломераза – она добрая молекула, когда надо помогает клеткам. Например – клеткам эмбриона развиваться в утробе матери. Даже смертельно больной клетке она дает шанс. И, как в нашем случае, помогает обнаружить болезнь.

– То есть сначала помогает рождению, а потом сигнализирует о беде…

– У нее еще много функций, и все они во спасение живого организма. 


Комментарий заместителя директора НИИ уронефрологии и репродуктивного здоровья человека Дмитрия Еникеева:

– Метод открывает новые возможности раннего и «легкого» обнаружения рака мочевого пузыря, в перспективе – рака простаты. Для хирурга это ценно – мы можем полностью вылечить больного и эффективно наблюдать его после операции. Распоряжением ректора Петра Глыбочко на базе нашего НИИ создана научная группа, которая занимается исследованием теломеразы. Университет поддерживает все направления, которые закрепляют наше лидерство в российской и мировой науке.