Доктор Валентин Фадеев: Главная профилактика диабета – не набирать вес и всегда сохранять физическую активность  В этом году – сто лет, как человечество открыло инсулин. Это событие тогда ознаменовало наступление новой эры в медицине. И уже в 1923 году открытие было отмечено Нобелевской премией. Какой путь медицинская наука прошла за эти сто лет? Каких открытий ждать? Как выстроить собственную стратегию профилактики диабета в 2022 году? Мы поговорили с членом-корреспондентом Российской академии наук, доктором медицинских наук, профессором, завкафедрой эндокринологии Московского медицинского университета имени Сеченова Валентином Фадеевым.

Член-корреспондент Российской академии наук, доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой эндокринологии Московского медицинского университета имени Сеченова Валентин Фадеев.

- Давайте вспомним, как все было сто лет назад, как люди открыли инсулин.

- В 1922 году в Торонто канадские врачи Фредерик Грант Бантинг и Чарльз Бест перевязали панкреатический проток у собаки и, после атрофии экзокринной ткани поджелудочной железы, выделили из оставшихся клеток -белок инсулин, сахароснижающий гормон островков поджелудочной железы. Затем, используя фракционное осаждение с различными концентрациями спирта и другие методы очистки, были получены экстракты островков поджелудочной железы, которые могли быть безопасно введены в организм человека. Это вещество ввели ребенку с 1-м типом диабета. Как описывают в литературе, оно выглядело как бурая ржавая жидкость с осадком – вот такой была первая инъекция инсулина, спасшая жизнь обречённому ребёнку. Ученые, конечно, пошли на риск, но тут был вопрос жизни и смерти - ребенок умирал, ему оставалось жить не больше недели, но благодаря инъекции он выжил. Появление инулина спасло жизнь огромному числу людей, поскольку инсулин – жизненно-важный гормон, у которого нет в организме аналога. На протяжении70-80 лет после того, как началось промышленное производство инсулина, этот препарат спас жизни десяткам миллионов людей с разными типами сахарного диабета (СД).

- Тогда – ржавая жидкость, сегодня – суперсовременный препарат. Как медики совершенствали технологию?

- После инсулина, выделенного у собак, довольно долго использовался бычий инсулин (в силу доступности), затем перешли на использование свиного инсулина,отличавшегося от человеческого всего одной аминокислотой. Ну а с 80-х годов, когда в практику стали внедряться биотехнологии, позволившие создавать модели белков с заранее заданными свойствами, оказалось возможно синтезировать человеческий инсулин. И это значительно изменило жизнь миллионов людей, страдающих диабетом. Потому что в начале инсулиновой эры речь шла исключительно о спасении человеческой жизни! И только на протяжении последних 30 лет мы говорим еще и о том, что кроме спасения собственно жизни, целью лечения является обеспечение её качества, то есть возможности вести жизнь, в идеале, максимально приближенную к обычной. То есть пациент не просто выживал, а жил максимально полноценно.

- За счет чего это стало возможным?

- Как я уже говорил, все используемые сейчас инсулиныявляются продуктами биотехнологий. В основе всех современных препаратов инсулина – точная копия белка человеческого инсулина, которой, путем генетического моделирования могут придаваться некие дополнительные благоприятные свойства. Так на смену раствору простого человеческого инсулина пришли аналоги инсулинов, которые обеспечивают значительно лучшее качество жизни пациентов. Молекулы аналогов минимально отличаются от исходного вещества – чаще всего на 1-2 аминокислоты. Кроме того, эти инсулины могут вводится под кожу вместе с другими веществами, которые замедляют или ускоряют их всасывание в кровь. При помощи современных биотехнологий можно программировать различные свойства инсулинов: пик их действия, длительность действия, наоборот – отсутствие ненужных пиков концентрации, которые могут привести к чрезмерному падению сахара в крови. Еще 50 лет назад такое себе представить было бы просто невозможно. Так что если взять весь период с момента открытия инсулина, тоосновные достижения были сделаны за последние 30 с небольшим лет, но для этого нужна была фундаментальная научная база. Кроме того, этот прогресс в значительной мере подстегнул колоссальный рост заболеваемости диабетом, что привлекло мощные инвестиции в науку.

- А в будущем возможно ли появление таблеток инсулина? Или таблеток от диабета 1 типа? Пропил курс и вылечился?

- Начнем с последнего. Диабет 1 типа и абсолютный дефицит инсулина в организме – это результат разрушения клеток, продуцирующих инсулин. Фатального и необратимого, причем подавляющего числа этих клеток. Это не какой-то сбой, который можно отладить таблеткой.Есть разница между ситуацией, когда вы сбили настройки какого-то прибора, например, телевизора, и он плохо показывает, и ситуацией – когда вы покрошили этот телевизор бейсбольной битой. Вот диабет 1 типа – сродни второй ситуации, клетки, продуцирующие инсулин разрушены, уничтожены. Наша задача так назначить пациенту инсулин, чтобы это назначение максимально имитировало продукцию собственного инсулина. И для этого с каждым годом появляется всё больше возможностей.

В отношении «таблетки инсулина» - пока увы, его нужно вводить подкожно, поскольку это достаточно крупный белоки он не может всосаться в кишечнике, не развалившись на части. Не путайте только этот момент с таблетированными антидиабетическими препаратами – это отдельная тема и она пока не имеет отношения к 1 типу диабета.

- Так куда движется прогресс?

- Направлений очень много, ученые путаются с разных сторон решать эту проблему. Мне кажется наиболее перспективно (и такие данные уже появляются) создание некоего миниатюрного компьютера, надеваемого, допустим на руку или плечо, который сам, независимо от человека, будет реагировать на сахар в крови и ряд других веществ, и сам вводить нужную дозу инсулина. То есть это полностью автономная, саморегулирующаяся система введения инсулина. Прообразом такой системы являются инсулиновые помпы, которыми мы достаточно много занимаемся. Это прибор, который постоянно вводит инсулин, но успех этой терапии, опять же, на 90% зависит от пациента. Современная инсулиновая помпа, конечно, «умнее» шприц-ручки, но она сама не «думает», сколько ввести инсулина – ее нужно программировать и каждый раз рассчитывать дозу инсулина «на еду». Это феноменальный технологический прорыв – но мы движемся дальше!

- Казалось бы, такой прогресс, такие достижения. Но в прошлые эпохи, допустим, в 18-19 веке, диабет был достаточно редкой встречающейся болезнью, а сейчас стал очень распространенной.

- Это очень интересный и важный вопрос, и именно в его решении, на мой взгляд лежит отгадка эпидемии сахарного диабета самого частого, 2-го типа. Если говорить про 18 и даже 19 век – то у нас нет таких данных, поскольку диабет тогда диагностировался путем дегустации мочи пациента, которая из-за болезни делалась сладкой. Первый тип диабета всегда заканчивался смертью в детском и юном возрасте, ребенок «усыхал» и умирал. В отношении 2-типа – его вероятно действительно было на порядки меньше. Кстати, во второй половине 19 века, судя по всему, редким заболеванием был инфаркт миокарда, который сопутствует диабету 2 типа.

Самое простое объяснение эпидемического роста заболеваемости диабетом состоит в том, что эпидемиядиабета является следствием изменения образа жизни и питания в постиндустриальном обществе. Пролетариат заменили умные машины, и пролетарии стали проводить всю свою жизнь за едой, необходимость куда-то бежать и корячиться от тяжкого физического труда отпала! Автоматизация сельского хозяйства почти ликвидировало голод… Жизненно-важный пищевой набор для западного обывателя стал стоить копейки. Результатом стал рост в постиндустриальной популяции ожирения, а во след ему и диабета, как одного из следствий ожирения. Обозначенные мной изменения произошли примерно всего за 100 лет –ничтожный срок с позиции биологии человеческого вида, за который к новым постиндустриальным условиям мы не адаптировались. Эта красивая теория, вероятно во-многом верная, но она объяснят далеко не все.

- Какие факторы наиболее значимы с точки зрения риска приобрести эту болезнь? Правда, ли наследственность является определяющей?

- Безусловно, наследственность имеет очень большое значение как фактор риска. Но эта генетическая предрасположенность реализуется только в определённыхусловиях. Представим себе двух людей с одним и тем же генотипом, но живущих в условиях 18-го века и 21-го века. Генетика одна и та же, но в первом случае диабет, скорее всего, не развивается, а во втором болезнь реализуется. У моих двух прабабушек диабета не было, насколько я знаю, но они обе пережили, как минимум две мировые войны.Одна из них мне говорила, в 80-х годах, «я не могу наесться белым хорошим хлебом, потому что у меня до сих пор во рту тот ужасный, которым нас кормили во время и после войны». У моей бабушки уже был диабет, у моей мамы – тоже.

Но, посудите сами, сейчас редко встретишь человека, у которого вообще нет ни одного родственника, не болевшего диабетом. Это немножко подмывает позиции генетической предрасположенности – возникает ощущение, что к диабету предрасположен весь вид Homo Sapiens если его поставить в определенные условия. Но конечно, если сахарный диабет обнаружился у кого-то из ваших ближайших родственников, это должно стать «звоночком»… Нужно пытаться перебороть ситуацию.

- А это возможно?

- Гарантий мы, конечно не даём, но можем попытаться воздействовать на так называемые модифицируемые факторы, то есть те, которые мы в силах изменить. Прежде всего, а это самое сложное, а порой практически нереализуемое – нужно стараться не набирать лишний вес. Постепенное снижение веса значительно снижает риск развития диабета, да, собственно, и многие другие риски. Также очень важна физическая активность, постоянная, ежедневная! Я бы даже сказал – ну хоть какая-то.Выбирайте сами. Мышцы должны работать, без этого человек постепенно умирает. Жизнь без движения невозможна. Это заложено в нас генетически, как в биологический вид. Мы не кораллы и не растения, мы млекопитающие, которые выживали благодаря движению, а потом и интеллекту. Речь не идет о 50-километровых марафонах, польза которых весьма сомнительна… Пусть это будут те самые 10 тысяч шагов в день, которые можно запрограммировать в любом телефоне или часах. Ну пусть 6-7 тысяч, для начала. Но надо подняться. Ну проходите хотя бы часть пути на работу и обратно пешком. Ну заведите собаку, которую хочешь не хочешь, надо выводить.Кстати, прекрасный вариант для многих.

Но, эта, казалось бы, мелочь, чаще всего оказывается нереализуемой. Человеку свойственно получатьудовольствие от еды и лишить себя этой законной радости, которая тоннами поджидает всех нас в любом универсаме. А если другой радости у человека не так много? А если он одинок в современном агрессивном обществе, с которым у него не получается никак сладить? Алкоголь и наркотики – это порицаемые «удовольствия», а обжорство – конечно нет.Не зря привёл этот пример, любая статистика свидетельствует о том, что лечение ожирения оказывается куда более сложной задачей, чем лечение алкоголизма и наркомании. В последних двух случаях доля вылечившихся пусть небольшая, но она куда больше числа «победивших» ожирение. Итак, вывод: поддержание нормального веса и умеренные физические нагрузки является профилактикой развития диабета.

- Здоровое питание может тут помочь?

- Я как врач и, особенно, как учёный, не люблю понятия «здоровое питание» и «здоровый образ жизни» … В них нет ничего конкретного с научной точки зрения. Бизнес не может устроить тот факт, что овсяные хлопья стоят 50 рублей, но на них можно написать, что это «здоровые хлопья» - тогда их купят за 500 рублей. Научные доказательства пользы или вреда того или иного варианта питания или диеты получить очень сложно, поскольку такие исследования должны продолжаться многие десятилетия. Чаще всего, рассуждения о пользе тех или иных продуктов базируются на косвенных данных, при этом 80% этих рассуждений составляют домыслы.

Ну вот докажите мне, что глазунья из двух яичек из-под курочки с большим куском свежего белого хлеба с натуральным сливочным маслом – это НЕ здоровое питание! Боюсь, не получится…

Вот обжорство или пищевая распущенность – это другое дело. Моя недавняя юная пациентка, например, съедает в день около 8 шоколадных батончиков с карамелью… Это 4 тысячи килокалорий. Её же мама убеждала меня в том, что девочка очень мало ест…

- Есть мнение что сладкоежки повышают риск возникновения диабета.

- Сладкое само по себе диабет не вызывает. Сладость – это вкус, который мы ощущаем кончиком языка. Но сладости со всеми их составляющими, включающие большую долю жиров, очень калорийны. Избыточные калории – путь к ожирению, а ожирение – путь к диабету. Кусочек сахара, добавляемый в кофе, содержит значительно меньше калорий, чем кусок хлеба с маслом и сыром или 100 грамм водки.

- Что такое преддиабет и каковы его признаки?

- Преддиабет - это предстадия сахарного диабета 2 типа, когда уровень глюкозы крови не доходит до учрежденного в качестве официального порога для постановки диагноза диабет. Это понятие, скорее, лабораторное и на моей памяти оно уже несколько раз менялось. То, что в 90-е годы прошлого века считалось преддиабетом, сейчас уже считается явным диабетом. Это не меняет суть: уровень глюкозы в крови – это всего лишь концентрация одной единственной простой молекулы, которой не исчерпываются все те осложнения, которые приводят пациентов к смерти от сердечно-сосудистых заболеваний. Так называемый преддиабет несет по сути своей тот же сердечно-сосудистый риск, что и диабет, но какие-либо симптомы при этом отсутствуют.

- Как же его обнаружить?

- В этом нет ничего сложного. Всем взрослым людям, как минимум после 30 лет при наличие у них избыточного веса или повышенного артериального давления необходимо ежегодно сдавать кровь и определять уровень глюкозы в крови. Мужчинам после 40 лет и женщинам после 55 лет, даже при отсутствии у них каких-либо проблем со здоровьем, имеет смысл не реже, чем раз в полгода, контролировать уровень сахара и фракций холестерина. Если речь идет о лицах с ожирением, любыми сердечно-сосудистыми заболеваниями, артериальной гипертонией – требования к периодическим обследованиям ужесточаются. Чтобы было понимание масштаба бедствия, в Российской Федерации расчётное число больных явным диабетом составляет около 5 млн. человек; чтобы получить число имеющих преддиабет – умножьте эту цифру на 5. А практикующих эндокринологов всего около 4 тысяч человек…



Ссылка на публикацию: kp.ru